Мордовский заповедник отвечает на вопрос: «А где ваши зубры?»

6 декабря 2019 г.  16:15  |   Мордовский заповедник

«А где ваши зубры? Мы им гостинцы привезли! Можно их посмотреть?» — в последнее время эта фраза чаще, чем «Здравствуйте!» звучит в визит-центре Мордовского заповедника. И несмотря на то, что зубрам очень нужны хорошие тыква и кабачки, и очень неловко отказать заботящимся о них, сотрудники терпеливо день ото дня объясняют посетителям, что, к сожалению «посмотреть зубров» нельзя, а Мордовский заповедник, и вообще заповедник — это не зоопарк, и не зоосад, и не зверинец и даже не питомник.
Отличие заповедника от всего вышеперечисленного именно в том, что животные (и все остальные) здесь живут на воле. А если грамотно, то вообще нельзя сказать: «живут в заповеднике», они ПРОСТО ЖИВУТ в лесу, в поле, в степи, на болоте, в озере или у реки (в зависимости от природной зоны, в которой заповедник расположен), а сотрудники заповедника охраняют его границы, изучают природные объекты, в том числе животных.

Зубров в заповеднике 8, они родились и росли в зубровом питомнике Окского заповедника, под бдительным присмотром Екатерины Леонидовны Цибизовой, которая вот уже 20 лет как им руководит. Это чистокровные беловежско-кавказские зубры, клички которых начинаются на слог «Ме-«, от «Мещера», и факт их рождения зафиксирован в международной племенной книге по зубру.

До того, как ляжет надежный снежный покров, мы должны держать их в так называемом карантинном загоне, или загоне временного содержания, площадью 1,6 га. Затем загон будет открыт, и зубры станут свободным вольным стадом. Точнее, они должны стать его основателями. Конечно, восемь — это не стадо. Для восьми питомных особей, пусть даже таких мощных и быстрых животных — свободный лес пока скорее неведом, полон подвохов и даже опасен. Более-менее комфортно и самодостаточно им станет в количестве 20 голов и больше. В данном случае речь не идёт об увеличении путём размножения этой группы, а о скорейшем поступлении новой партии зубров, обязательно из другого стада, и желательно уже не из питомника, а из вольной группировки! Но очередную партию зубров удастся завезти на территорию Мордовского заповедника не раньше следующего осенне-зимнего сезона (2020г.). А потому сейчас перед нами стоят взаимозависимые задачи: сохранить наше маленькое предстадо, во-первых, не потеряв ни одной особи, во-вторых, сохранить на более безопасной по отношению к остальной, территории заповедника. Наилучшим способом для выполнения этих задач является «привязка» зубров к зимней подкормочной площадке. Поэтому и выпускать их на волю, чтоб снизить риск потери, рекомендовано только в снежный зимний период.

Животные, живущие на воле, опасаются человека и избегают с ним встречи, а зубры тоже станут вольными, поэтому пока они в загоне, количество людей, которое за ними ухаживает и время общения с человеком должны быть минимальными. В Мордовском заповеднике за зубрами наблюдают по два сотрудника от отделов охраны природы и научного.

Предлагаем читателям познакомиться с зубрами Мордовского заповедника поближе, почитав заметки Ольги Терешкиной.

Меграй (2005 г. р.) — его возраст, рост и вес говорят сами за себя. Меграю 14, в нём 1.90 м в холке и 900 в кг, он — Карлсон, т. е. в самом расцвете своих бычьих зубриных сил. А так как в лесу с такими весовыми и не только характеристиками, зверя попросту больше нет, то и врагов у Меграя нет (в заповедном лесу). Всегда во всём первый — у кормушек, у сена, у водопоя, у опасности.

Мегги (2013 г. р., дочь Меграя) — дерзкая, уверенная в своём положении, 6-летняя корова, с формой рогов — ярко иллюстрирующей её темперамент — они не просто серповидные, а при этом дерзко и симметрично загнуты назад. Шерсть её «шубы» также выгодно отличается от остальных, хотя у двух юных зубриц она тоже хороша, но у Мегги — натуральный «мутон». Мегги «на равных» с Меграем, они существуют параллельно: каждый знает себе цену, четко определяет свое положение в группе.

Менайд (2017 г. р., сын Меграя). Банально, но его внешний вид также говорит сам за себя: вспомните, как изображают пиратов и разбойников в книжках и фильмах. Так и выглядит Менайд. Особенно говорящая форма бороды… и характер соответствующий: моментально приходит разобраться, где что происходит. Менайд — один из участников ставших регулярными «послезавтрашних» турниров. Имеется в виду, что происходят турниры после завтрака, иногда «до», иногда «после» водопоя. Менайду не чуждо и благородство — он терпеливо ждёт, пока второй бык вволю утолит жажду. Его спарринг-партнёр — Мелентий.

Мелентий (2017 г. р., сын Мегги), он же увалень, он же валенок. Он прибыл во второй партии, вместе с Мегги и двумя «детьми» — самыми молодыми нашими зубрами 2018 г. р. Меногой и Методом. Он почти никого никогда не отгоняет от кормушек и водопоя, дети чувствуют себя спокойно рядом с ним и в его присутствии, каждый день после завтрака, когда основная часть группы перемещается к сену, у кормушек остаются трое: Менога, Метод и … Мелентий. Он спокоен, когда корм в кормушку насыпается рядом с его носом. Но валенок он не только поэтому — по бокам загривка у Мелентия два «островка» как бы свалявшейся шерсти, действительно очень напоминающие войлок.

Метанойя (2017 г. р.) — красивая вредина. В меру спокойная, в меру — любопытная, как две капли воды похожа с Мелицей (они сестры по отцу — их отец — Мегафон в Окском питомнике «верховодит» в загоне, напротив Меграя), но все же гораздо чаще, чем Мелица, «выходит из себя» и раздражается. Есть у неё ненавистная мне черта, равно как и в Мегги — уж больно люто гоняют эти две самки по делу и без дела детей от кормушек с овсом и сочными кормами! Но если Мегги, пусть даже грубо, отогнав детей, спешит опустошить содержимое кормушки, т. е. делает это с оправданной целью — ей много надо, то Метанойя гонит Меногу и Метода, играет «на добивание», а к кормушке и вовсе возвращаться не спешит — из неё в это время подъедаются другие! Получается, не очень-то эта дамочка и голодна, она либо по грубому использованию силы — развлекается, либо так «воспитывает» Касперов, в смысле «духов». Нам с Меногой даже приходится придумывать различные уловки и ухищрения, чтоб мне их накормить, а им наесться (Метод всегда держится более шустрой, отважной и очень сообразительной малютки- Меноги).

Мелица (2017 г. р.) — «прима-дама» Меграя, и этим, собственно, всё сказано. Ее правый бок «вылизан» Меграем. Первое время он всегда незаметно, насколько это возможно для 900-килограммовой «горы», вставал между Мелицей и нами у изгороди, как бы «разграничивая» её и «неизвестность», или потенциальную опасность. Поэтому молодая Мелица или сама уравновешенного темперамента зубрица, или просто может себе позволить. Ей просто нет нужды никого гонять от кормушек — она единственная из группы может спокойно есть (!) из одной кормушки с Меграем. Она во всех смыслах хороша — спокойна, красива, грациозна. Вообще юных зубриц-коров отличают красивые профили, ровные гряды аккуратной шерсти-подвеса, меховые оторочки-воротники, и они очень красивоглазые!

Менога (2018 г. р., дочь Меграя) — она очень-очень хотела приехать в Мордовию! Четыре раза (!) запрыгивала в дорожную клетку, когда ловили полагающуюся нам изначально в группу Менелопу (2017 г. р.). И сотрудники Окского сдались: к нам приехала шустрая, очень сообразительная («схватывает» всё с первого раза), весёлая, отважная юная Менога. А что мы с ней придумали? Четыре ведра с овсом, мерным ковшом зерно рассыпается по девяти кормушкам (зубров восемь, кормушек девять — одна резервная, чтоб любому более юному или робкому «отогнанному» зубру было куда сместиться, и не остаться голодным). Так вот, наполняя кормушку, к которой ещё не добрался более старший зубр, я тихо-тихо её подзываю по имени (она его знает лучше всех), пока другие зубры соображают, шустроногая Менога «прилетает» с любой точки загона и успевает 2−3 раза ухватить зерно. И так минимум 7−8, а то и все девять раз… вот и наелись!

Метод (2018 г. р., сын Меграя) — робок, с широким курчавым лбом, держится более шустрой и отважной Меноги — прибегает к кормушке вслед за ней, всегда едят вдвоём, и ходят вдвоём, более спокойно чувствуют себя только рядом с Мелентием (он очень редко и лениво их гоняет), и, каким бы это не показалось странным, рядом с зубром-«горой», по совместительству их отцом, Меграем. Просто когда ряд кормушек, вдоль которых их гонят крепкие и сильные Мегги и зубры-двухлетки, заканчивается, им ничего не остаётся, как вернуться в начало кормушечного ряда, а Меграй за это время перемещается ко второй своей кормушке (1 и 2 для него), освобождая первую. Досыпаем туда корм, морда Меграя во второй, первоначальный голод утолён, и он просто не распыляется «на мелочь». Я надеюсь, что год от года и Метод методично станет походить на отца.

Живите, растите, приносите зубрят, возвращайтесь во всех смыслах (от Мордовии до своего участка в лесу), мы вас очень УВАЖАЕМ!
с.н.с. Терешкина О.В.

0 Поделиться: