Талантливый, мудрый, демократичный

6 ноября 2004 г.

Духов Николай Леонидович, инженер-конструктор. 100 лет со дня рождения. 1904−1964

История развития советской военно-технической мысли знает немало имен талантливейших военных инженеров и ученых-конструкторов. Среди них — Николай Леонидович Духов, генерал-лейтенант инженерно-технической службы, доктор технических наук, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР. Всю свою жизнь Н. Л. Духов посвятил работе по укреплению оборонной мощи нашего Отечества. Его имя — имя конструктора военной техники во время Великой Отечественной войны, имя одного из создателей первых звеньев ядерного щита СССР — известно не только в нашей стране, но и за ее пределами. Он внес значительный вклад в создание отечественного ядерного оружия, стоял у истоков конструкторской разработки первых атомных зарядов. Участник испытания первой советской атомной бомбы 29 августа 1949 года. Его успехи определялись гармоничным сочетанием таланта ученого-конструктора с лучшими человеческими качествами. Мы расскажем о судьбе этого замечательного человека.

О рождении Николая Духова имеется запись в метрической книге Успенской церкви большого украинского села Веприк, что на Полтавщине. Он родился 26 октября 1904 года в семье ротного фельдшера.

Николаю исполнилось 13 лет, когда грянула революция. Бурные события той поры не помешали мальчику твёрдо усвоить основы наук. Сначала он учился в сельской школе, затем в уездном городе Гадяче, в классической гимназии. В 1919 г. гимназию преобразовали в единую трудовую школу второй ступени, которую через год Николай окончил.

Жизненные обстоятельства сложились так, что свою трудовую деятельность Николай Леонидович начал в 14 лет, став секретарем Веприкского комитета бедноты. В 1921 году юноша вступает в продотряд, занимается переписью населения, которая служила сельскому совету основанием для определения величины продналога. Пришлось Николаю поработать и заведующим районной избой-читальней, и секретарем райземлеса, и даже заведовать загсом. Одно время он дежурил на электростанции, делал проводку в домах, подключал свет, ремонтировал линию.

В 1925 г. Николай Духов поступил на Чупаховский сахарный завод резчиком свеклы. Его незаурядные способности проявились достаточно ярко, и молодой рабочий был переведен в технико-нормировочное бюро. Вскоре предоставилась возможность продолжить образование. По решению заводского комсомольского собрания одарённому юноше вручили путёвку на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института. После окончания рабфака он был рекомендован «для зачисления без испытания на механический факультет» Ленинградского политехнического института, где обучался с 1928 по 1932 годы и получил специальность инженера-конструктора тракторов и автомобилей.

После окончания института Николай Духов был распределён на знаменитый «Красный путиловец» (Ленинград), крупнейший машиностроительный завод страны, вскоре получивший имя «Кировский». Выпускник вуза приступил к практической конструкторской деятельности. Он работал над конструированием приспособлений для массового производства трактора «Универсал» и первых советских легковых автомобилей «Ленинград-1» и «Ленинград-2», принимал участие в создании железнодорожного крана большой грузоподъемности.

Конструкторское дарование Духова было настолько разносторонним, что он без видимого напряжения выполнял всё более и более сложные задачи. При этом, конечно, молодой специалист набирался опыта. Иначе и быть не могло на таком предприятии, как Кировский завод, где в начале 30-х быстро расширялась производственная деятельность. Всё большее значение приобретало новое для предприятия направление: создание военной техники. В 1936 году Николая Леонидовича перевели в СКБ-2, задачей которого стало танкостроение.

Со всей ответственностью начал он изучать новое для него дело. Интересовался всеми деталями производства танков, технологическим процессом их создания. Руководство К. Б. быстро оценило энергию молодого инженера, смелый полёт его мысли. Сначала Николай Леонидович работал в расчетной группе, где под его руководством и при непосредственном участии систематизировались методики и нормы тяговых и прочностных расчетов танков. Затем активно участвовал в организации серийного производство танка Т-28, который в то время был основным объектом танкового производства Кировского завода. Конструктор Духов разработал новую бортовую передачу и внес ряд принципиальных улучшений в ходовую часть и вооружение этой боевой машины. Обновленный танк успешно прошел испытания. Работники К. Б. почувствовали уверенность в своих силах, появились новые идеи.

В 1938 году конструкторское бюро Кировского завода начало работу над тяжелым танком СМК («Сергей Миронович Киров»). Ведущим инженером по созданию новой машины был А. С. Ермолаев, Н. Л. Духов принял активное участие в этих работах. Он сделал ценное предложение заменить бензиновый двигатель более экономичным и пожаростойким — дизельным. Однако Духова волновали более широкие проблемы — создание танка с противоснарядным бронированием.

Сразу после разработки танка СМК на Кировском приступили к проектированию тяжелого танка принципиально нового типа. Ведущим конструктором проекта был утвержден Н. Л. Духов. Он предложил проект однобашенной машины с меньшим весом, с большой толщиной брони и бронестойкими углами. Когда опытный образец новой техники прошёл необходимые испытания, то в силу его явных преимуществ перед двухбашенной конструкцией (подобной танку СМК) именно он был принят на вооружение. Машина получила название КВ («Клим Ворошилов»). В то же время вместе с инженерами Б. Н. Яковлевым и Д. Е. Григорьевым Николай Леонидович спроектировал противоминный трал. А затем воплотилась новая его удачная идея: броневые щитки для пехотинцев.

В 1939 году Н. Л. Духов стал заместителем главного конструктора СКБ-2 Кировского завода. На заводе начался серийный выпуск танков К. В. Приходилось решать множество вопросов производственного характера. Летом 1940 года его часто видели на полигоне в комбинезоне танкиста: вместе с испытателями Николай Леонидович гонял машины по пересеченной местности. Бывал и на Карельском перешейке, где водители тренировались, преодолевая препятствия, оставшиеся на линии Маннергейма. Работал наравне со всеми: менял катки, торсионы, снимал и натягивал гусеницы. И не только давал указания, как лучше поступить в той или иной ситуации, но и сам прислушивался к советам. Духов был убежден: только зная машину как воин, конструктор может ее усовершенствовать как инженер.

Уже в то время Николай Леонидович обратил внимание на нехватку конструкторов, которые могли бы разрабатывать танки. Готовить таких специалистов он предложил прямо на заводе и первым вызвался проводить занятия. Лектором Н. Л. Духов оказался необычным. О машине говорил как о живом существе — чувствовалось, что танк стал для него родным детищем. Так последовательно переносил он центр приложения своих усилий с одной задачи на другую, следуя строгой логике конструкторского труда.

«С Николаем Леонидовичем я познакомился еще в 1933 году, — вспоминал И. М. Зальцман, директор Ленинградского Кировского завода в предвоенные годы, — он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчетчика. Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины. А накануне войны он сверкнул другими гранями своего таланта, показав себя вдумчивым аналитиком и кропотливым доводчиком. Смысл деятельности он видел не в проектах, хотя бы и самых блестящих, а в хорошо налаженном серийном выпуске боевой техники и ее серийном освоении».

Указом Президиума Верховного Совета от 7 марта 1940 г. за успешную работу и инициативу в деле укрепления обороноспособности СССР ряд работников ленинградских заводов был награжден орденами и медалями. Среди отмеченных был и Н. Л. Духов. За разработку противоминного трала он получил медаль «За трудовую доблесть». А через месяц с небольшим Николай Леонидович за разработку танков серии КВ удостоен второй награды — ордена Ленина.

В апреле 1941 Н. Л. Духов был принят в члены КПСС.

С началом Великой Отечественной войны Кировский завод был эвакуирован в Челябинск. Слияние его с Челябинским тракторным заводом, Харьковским моторостроительным, также эвакуированным на Урал, и рядом других предприятий позволило создать мощный комплекс по производству военной техники. Он получил неофициальное название «Танкоград». На этот промышленный гигант Н. Л. Духов был направлен для организации производства тяжелых танков К. В. Первые танки этой серии, выпущенные Танкоградом, уже участвовали в осенних боях под Москвой.

В 1942 году коллектив конструкторов под руководством Духова создал более скоростной и маневренный танк модели КВ — КВ-1С. Летом того же года в рекордно короткий срок (34 дня) на Танкограде было налажено серийное производство танка Т-34, признанного лучшей боевой машиной Второй мировой войны. Параллельно на заводе шло производство модернизированных танков, массовый выпуск самоходных артиллерийских установок, не прекращалась работа по созданию более мощных боевых машин. До конца 1942 года челябинцы дали Красной Армии около тысячи танков. В июне 1942 года Н. Л. Духов награжден орденом Красной Звезды, а в следующем году за работу по модернизации танка КВ ему вместе с группой других танкостроителей присуждена Сталинская премия.

В 1943 году Николая Леонидовича назначают главным конструктором «Танкограда». Талант, трудолюбие, настойчивость, титаническая работоспособность — все эти качества характеризовали его как специалиста и руководителя. Ярый противник кабинетной работы, Николай Леонидович учил конструкторов пополнять научные знания практическим опытом производственников. Труд главного конструктора — это не только взлеты вдохновения, творческие поиски и счастливые находки, но и бесчисленные организационные дела. Но стены конструкторского бюро Духову были ближе. Перед административными вопросами он тоже не пасовал, когда требовалось, решал их быстро и без колебаний. В январе 1944 года Н. Л. Духова наградили орденом Трудового Красного Знамени, а в августе 1944 года — орденом Ленина. Ему присвоено воинское звание генерал-майора инженерно-технической службы.

К концу войны воплотилась еще одна смелая идея Н. Л. Духова: на вооружение встал тяжелый танк И. С. За эту работу в апреле 1945 гола Николай Леонидович был награжден орденом Суворова II степени.

Всего за годы войны коллектив Танкограда выпустил 13 видов танков и самоходных артиллерийских орудий. Среди них — танки КВ, КВ-1С, КВ-85, модернизированный Т-34, мощное самоходное орудие САУ-152, известное как «зверобой», самоходные установки ИСУ-122, ИСУ-152, тяжелые танки трех серий И. С. Примечательно, что противником Н. Л. Духова в «войне умов» был Фердинанд Порше — немецкий конструктор, постоянно говоривший о создании чудо-оружия для вермахта. Но его «тигры» и «пантеры», как выяснилось на полях сражений, с трудом могли противостоять машинам уральского «Танкограда». Вот как оценивал продукцию завода сам главный конструктор Духов: «Наши тяжелые танки и самоходные орудия, превосходящие вражескую технику, наносят врагу сокрушающие удары. Кировские танки имеют более сильную бронезащиту и самую мощную в мире пушку. Их роль особенно велика при осуществлении операций на окружение».

16 сентября 1945 года, за большой вклад в создание танков и совершенствование их конструкции, Духову Н. Л. присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением золотой медали «Серп и молот» и ордена Ленина. В 1946 году ему вторично присуждена Сталинская премия.

Шестнадцать лет работы на Кировском заводе были для Николая Леонидовича прекрасной жизненной школой. За это время он вырос из рядового инженера до главного конструктора завода. В победном сорок пятом Духову исполнился 41 год, а его инженерный стаж насчитывал лишь 13 лет. Профессия танкостроителя раскрыла такие способности конструктора, о которых он сам не подозревал. Она же обострила его гражданское чувство, сделала умелым руководителем. Стиль руководства Духова отличался мягкой твердостью. «Всегда спокойный, ровный, добродушный, с хорошим украинским юмором, человек высокой культуры, Николай Леонидович держался непринужденно, скромно, — образно описывает работу с Духовым его сотрудник Г. А. Манилов. — Он редко приказывал и распоряжался. Его предложения и указания выполнялись незамедлительно, охотно и с огоньком, с тем огоньком, который переходил к исполнителям от Духова…». Чувствуя себя правым, Николай Леонидович никогда не уступал и не сдавал позиций, но делал это очень ровно, и даже деликатно. Помогали ему безукоризненное знание дела и какое-то редкостное душевное равновесие.

После войны Н. Л. Духов был назначен главным инженером Челябинского тракторного завода. Участвовал в разработке нового трактора С-80. Работу в конструкторском бюро Николай Леонидович успешно совмещал с преподавательской деятельностью: с осени 1944 г. читал лекции студентам Челябинского политехнического института (ныне Южно-Уральский государственный университет), где заведовал кафедрой гусеничных машин и возглавлял государственную экзаменационную комиссию.

В 1948 году в жизни конструктора произошло важное событие. По решению ЦК КПСС и Совета министров Николай Леонидович командирован в КБ-11. Он назначен заместителем главного конструктора Ю. Б. Харитона.

В К. Б. Духов пришел уже признанным инженером-ученым, и здесь он не только подтвердил свои заслуги, но и преумножил их. Юлий Борисович Харитон рассказывал вспоследствии: «Николай Леонидович прибыл к нам уже Героем Социалистического Труда, известным на всю страну конструктором танков. Но область, в которой ему необходимо было работать в нашем институте, специфическая. Многое было все-таки для него новым. Но он очень оперативно вошел в курс дела. Николай Леонидович не стеснялся спрашивать, если что-то ему было неясно, — неважно, у кого: ученого, инженера, рабочего. О лучшем помощнике, чем Духов, нельзя было даже мечтать. Он — истинный, от природы конструктор».

К своей работе Духов подходил очень скрупулезно, подчеркивал, что в ней не существует «мелочей». Все должно продумываться и тщательно отрабатываться, каждая формулировка документа — шлифоваться. Он любил четкий порядок и организованность во всем и, конечно, в конструкторской деятельности. Вот свидетельство Альберта Степановича Бровкина, одного из сотрудников Духова: «Он попросил меня показать конструкторские отделы. Я предполагал начать с конструкторского отдела № 1, но он хотел посмотреть сначала общетехнический отдел. Честно говоря, мы все, хотя и понимали важность этого дела, считали его второстепенным. Николай Леонидович ответил, что, помимо конкретных конструкторских разработок, важна общая конструкторская политика и дисциплина».

Н.Л.Духов активно включился в конструкторскую разработку первой атомной бомбы РДС-1. Трудились в КБ-11 в это время очень напряжённо: приближался срок испытания, очень быстро рос объем работ по так называемым комплексным изделиям, то есть по ряду сложных систем, входящих в состав РДС-1. Николай Леонидович быстро разобрался в специфике производства и дал задание подготовить предложения по созданию на высоком научно-техническом уровне унифицированных конструкций автоматики комплексных изделий и входящих в них типовых приборов и узлов. Все эти предложения руководство КБ-11 одобрило и приняло к реализации. За сравнительно короткий срок задача была решена. Это стало крупной победой коллектива. Выполнить такой большой объем сложных работ в сжатые сроки и на высоком уровне помог царивший среди конструкторов, техников, инженеров и рабочих творческий подъём.

«Николай Леонидович обладал удивительным талантом зажечь, вдохновить людей на решение очень сложных задач, вызвать доверие, создать творческую обстановку, обладал глубокой верой в силу коллектива, верой в возможность совместными усилиями преодолеть самые тяжелые препятствия, — рассказывает А. А. Бриш, работавший в конце 40-х вместе в Н. Л. Духовым в КБ-11. — Он был одарён редким талантом создавать конструкции, обладающие гармонией, красотой, совершенством». По образному выражению Д. А. Фишмана, Николай Леонидович внес в процесс конструирования мудрость, солидность, обстоятельность и демократичность. Он стремился создать фундаментальные конструкторские документы, которые обеспечили бы строгую и заведомо продуманную систему хорошего качества конструкций. Его необыкновенная способность вносить ясность в самые запутанные вопросы и находить простые решения сложных и, казалось бы, неразрешимых задач во многом способствовала созданию изделий с высокими тактико-техническими характеристиками. Много раз Н. Л. Духов принимал непосредственное участие в испытаниях новых изделий, руководя сборкой и подготовкой изделий к испытаниям.

За работы, связанные с созданием и проведением испытания первой советской атомной бомбы, Н. Л. Духов был награжден второй золотой медалью «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года), ему присвоено звание лауреата Сталинской премии I степени.

Дальнейшая работа конструктора в КБ-11 также привела к ряду высоких результатов. В 1951 году Н. Л. Духову вновь присуждена Сталинская премия, в 1953 году ему присвоена ученая степень доктора технических наук, он избран членом-корреспондентом АН СССР. В 1954 году за участие в создании первой водородной бомбы (изделия РДС-6с) Н. Л. Духов был в третий раз удостоен звания Героя Социалистического Труда (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1954 г.). В том же году его перевели на работу в Москву главным конструктором КБ-25 — филиала КБ-11 (впоследствии ВНИИА).

Большое внимание Николай Леонидович уделял подбору кадров и умелой их расстановке. К каждому умел найти подход, был очень добрым, внимательным и отзывчивым. Среди подчиненных вел себя на равных, не подчеркивал свое особое положение. Всегда проявлял большую заботу о людях, с которыми работал. Любые проблемные вопросы с ним можно было решать без промедления. Несмотря на занятость текущими делами, он был доступен каждому и в любое время. Воспитание молодых специалистов Н. Л. Духов ставил на одно из первых мест, стремясь привить молодежи любовь к работе и ответственность за порученное дело.

Его отличала высокая требовательность к сотрудникам и к себе. Он был принципиален и пунктуален. Умел создавать атмосферу высокой деловитости и творческого труда. Он предоставлял сотрудникам полный простор инициативы, творчества, не навязывая своих идей, решений, умел навести незаметно на нужную мысль. Но не терпел пустозвонства и бахвальства, лжи и невыполненных обещаний. За это строго спрашивал, независимо от занимаемой должности. Из воспоминаний Н. А. Терлецкого (работал во ВНИИЭФ с 1947 по 1958 год начальником конструкторского отдела, заместителем начальника отделения по конструкторской части): «…Он был беспощаден к тем, кто не выполнял его поручений, затягивал работу или не доводил дело до конца. Тогда он мог отчитать виновного, подчас очень крепко и выразительно, но никогда его „разнос“ не носил характер оскорбления, не ущемлял самолюбия и принимался как должное. Его теплое, доброжелательное обращение — „старина“… всегда воспринималось как знак особого расположения». Как вспоминали его сотрудники, на Николая Леонидовича нельзя было обижаться, так как принимаемые им меры оказывались логичными и справедливыми. Этим он завоевал большое уважение всех, кто с ним работал.

Многие удивлялись и по-своему восхищались знаниями Н. Л. Духова. Будучи по образованию и по опыту предыдущей работы механиком, он вел профессиональные обсуждения по физике частиц, радиотехнике, метрологии, высоким напряжениям, баллистике, взрывчатым веществам и другим научным темам. «Что всегда поражало в Духове, так это большая инженерная эрудиция, необычайная многогранность, способность быстро ориентироваться в новых для него вопросах, — читаем мы в воспоминаниях Н. А. Терлецкого. — Узнав ближе Николая Леонидовича, я понял, что все это является следствием его страстной любви к книгам».

Духов был большим ценителем музыки. Очень любил музицировать и сам. Как вспоминают ветераны, во время обеденного перерыва из коттеджа заместителя главного конструктора нередко доносилась фортепианная музыка.

В конце 1954 года Н. Л. Духов получил еще один орден Ленина и Сталинскую премию. В 1960 году ему присуждена Ленинская премия. Характерно, что известность и слава не отдалили Духова от людей, а, напротив, приблизили к ним. Он оставался скромным и до удивления штатским, несмотря на золото генеральских погон и блеск многочисленных орденов. У всех, кто с ним встречался, он неизменно вызывал симпатию. В характере его было что-то особенное, привлекавшее людей — возможно, редкое сочетание острого аналитического ума и склонности к мягкому, спокойному юмору. «Через много лет после войны, — вспоминает министр внешней торговли Н. С. Патоличев, — я увидел Николая Леонидовича в Кремле. Смотрю, сидит очень скромно генерал со многими высшими орденами. Меня он приветствовал такой знакомой мне „духовской“ улыбкой. Это был талантливейший конструктор, ученый и замечательный человек».

Он знал, что его труд нужен Родине, и делал все от него зависящее, чтобы страна была надежно защищена. Весь свой творческий гений, кипучую энергию, незаурядный инженерный талант и организаторские способности он отдал своему народу. А. А. Бриш вспоминает: «Н. Л. Духов принадлежит к числу выдающихся людей нашей науки и техники, чья деятельность увенчала победами советскую науку и прославила нашу Родину. Своей беззаветной преданностью, исключительным трудолюбием, партийной принципиальностью, скромностью и чутким отношением к людям Николай Леонидович снискал заслуженную любовь и уважение всех, с кем он работал. Он воспитал большой творческий коллектив ученых, инженеров, конструкторов, рабочих…».

Николай Леонидович Духов прожил очень яркую, насыщенную, но недолгую жизнь. Он умер 1 мая 1964 года, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Его имя присвоено ВНИИА — институту, в котором он работал последние годы. Память о нем увековечена в названии одной из улиц Сарова. В его родном селе Веприк установлен бюст, а в Челябинске, на доме по проспекту Ленина, 15, где в годы Великой Отечественной войны жил Н. Л. Духов, размещена мемориальная доска.

ЦОИ ВНИИЭФ,
А.И.Баклашов, фото предоставлены В.И.Лукьяновым

Поделиться: