Двадцать шестой

22 мая 2022 г.  |   Даша Оськина

Саров постоянно меняется: что-то появляется новое, а что-то уходит в небытие

Как, например, магазин «Дружба» на площади. Сейчас здание пустует и, кто знает, что будет там, но мне почему-то кажется, что всегда, когда я буду проходить мимо, я стану погружаться в воспоминания.

И сразу встанут перед глазами ларьки, в которых продавщицы так любили давать сдачу конфетками или жвачками. Кстати, если это были жвачки, то обязательно нужно было попросить «Турбо», потому, что там вкладыши. Я сейчас поражаюсь, почему эти жвачки нам так нравились — они же жёсткие и вкус очень быстро пропадал, но зато какие из них получались пузыри! Особенно, если штуки три в рот засунуть и надувать.

Но, впрочем, я отвлеклась от «Дружбы». С другой стороны, пятачок с ларьками был как будто неотъемлемой частью магазина, его продолжением. Я ещё застала то время, когда взрослые друзья родителей спрашивали меня во дворе: «Ты в двадцать шестой идёшь?», и я, ничего не понимая, на всякий случай кивала. Конечно, смутно я догадывалась, что разговор идёт о «Дружбе», но я решительно не могла в своей голове сложить эти два понятия. Дом то под номером 23… Уже намного позже я узнала, что магазины в Сарове имели каждый свои номера, вот многие и привыкли к ним.

С «Дружбой» я знакома с самого детства — ведь я жила буквально через двор от неё. Это был тот самый первый магазин, в который меня отправили самостоятельно. Жутко гордую, мнущую в потной ладошке 50 рублей, и бормочущую себе под нос всю дорогу «Молоко, хлеб, соль, молоко, хлеб, соль». Смешно, но при этом я совершенно забыла о том, что на сдачу можно было купить мороженое, и честно абсолютно всё, что осталось, принесла назад. Стоит отметить, что тогда это был не супермаркет, и что-то купить был тот ещё квест. Кстати, как оказалось, вспомнить расположение продуктовых отделов тоже задача весьма непростая. Поэтому на этот тонкий лёд я вставать не буду, а продолжу говорить о том, что сохранилось в закромах моей памяти.

Помимо продуктов в здании «Дружбы» было немалое количество отдельчиков со всякими разностями. Больше всего я, конечно, помню закуток с видеокассетами и витрину с детской бижутерией. Вот про них и расскажу подробнее.

В отделе со всякими побрякушками детское внимание, конечно же, привлекали разнообразные колечки. Стоили они недорого, но были на любой вкус. И с сердечками, и с цветочками, и с разнообразными «драгоценными камушками», и обязательно все регулировались по размеру. Покупались они в диких количествах и, что скрывать, почти сразу же терялись. Зато прийти во двор и небрежно встряхнуть рукой с новым колечком было почти шиком. Особенно мне запомнился бум на них после выхода небезызвестной картины о кольце.

Хозяева отдела быстро смекнули, в чём дело, и привезли очень похожие колечки. В трёх цветах, между прочим — золотой, серебряный и чёрный. Я выпросила у родителей последний. Стоили они, кстати, дороже других. Видимо именно поэтому это кольцо прожило у меня пару лет. Потом я, конечно, всё равно его потеряла, но такой долгий срок — это показатель.

Что касается видеокассет, то это был тот самый отдел, на который вся ребятня облизывалась, но покупать без родителей, конечно, ничего не смела. Наверное, вопрос был в стоимости, а, может, в отсутствии сильной необходимости, ведь почти всегда нужный фильм или мультик можно было записать с телевизора или вообще переписать у друзей. Тем не менее, даты привоза новых кассет мы знали наизусть и слетались к витрине как мухи на мёд, жадно рассматривая новинки сквозь стекло. А они, как правило, были в ярких красивых коробках, с заманчивыми названиями.

Не вспомню, за какие заслуги или на какой праздник, но разок мне посчастливилось стать обладателем двух лицензионных кассет с мультфильмами. Они были в пластиковых (!) коробках, с яркими обложками и даже (не поверите!) с аннотацией на обратной стороне. Смотреть их набились к нам в дом чуть ли не всем двором.

Однако, что бы я не вспоминала о «Дружбе», на первом месте всегда будет самая ближняя к остановке дверь. Тогда она открывалась, и за ней был волшебный мир пирожков, булочек и сока. Не знаю уж, откуда там бралась выпечка, но до сих пор я вспоминаю треугольные печеные пирожки с капустой, круглые с картошкой и овальные с рисом и яйцом. Мне кажется, что вкуснее я не ела ничего. Мои друзья набирали целые пакеты жареных пирожков с повидлом, а вот я никогда их не любила. Впрочем, не сомневаюсь, что они были не менее вкусные.

Сок заслуживает отдельного внимания. Он был в стеклянных конусах и почему-то всегда прохладный. Обязательно в продаже был люто ненавидимый мной тогда томатный сок. Похоже, не только я его не уважала, поскольку конус с ним почти всегда был полон. А вот обожаемый всей моей компанией персиковый сок редко доживал до нашего набега. Чуть позже там появился ещё и лимонад. Тархун разметался нами в нереальных количествах.

Впрочем, если вдруг нам не доставалось сока или лимонада мы, как правило, не сильно расстраивались, ведь можно было выйти из царства пирожков, завернуть во двор и разжиться вкуснейшим квасом. Заезд во дворы за «Дружбой» с улицы Ленина летом обязательно украшался веселым жёлтым пятном — железной бочкой с квасом. Безумно вкусным освежающим напитком. Очень часто улыбающаяся продавщица переливала нам в моментально выпитые стаканы то, что накапало из крана в специально прикрученную бутылку. Не знаю, насколько это было правильно с точки зрения продаж и уж тем более здоровья, но мы были точно счастливы.

Эти воспоминания одни из самых тёплых и светлых, которые хранятся в моей памяти. Лето, детство, пирожки с соком и ощущение того, что так будет всегда. Какой же был у меня шок, когда как-то раз, вернувшись с юга и побежав по привычке в «Дружбу» за пирожками, я уткнулась в запертую дверь. В панике оббежав здание и буквально взлетев по ступеням к центральному входу, я увидела страшное объявление — «Закрыто на ремонт». Мне казалось, что у меня отнимут что-то важное, что-то значимое, и, увы, я не ошиблась.

Волшебный магазин превратился в заурядный супермаркет, а затем и вообще закрылся. И, действительно, нет ни ларьков, ни пирожков, ни колечек, ни даже кваса. Но есть память, и уж она-то точно в любой момент может вернуть меня в те времена, когда меня спрашивали: «Ты идёшь в двадцать шестой?», а я на всякий случай кивала, ведь шла же в «Дружбу», но вдруг именно это и есть тот самый загадочный «двадцать шестой».

aJSFB9JMPxZjLwZWcbqWkhWvct3jfV8F2RIiz4tP-DbIjF0GGHhhEXlXSbPxrUopK0mizoGnBDGHtuto29lqHLRY.jpg1.jpgdruzh2.jpg

2 Поделиться: