Что делать с миллиардом долларов

25 июля 2021 г.  |   Мария Затонская

О счастье, которое должно быть где-то неподалёку

Лирика.jpg

Летом исподволь думаешь о зиме. Вот открыла фотоальбом, а там зимний лес: сосны, берёзы, снег рыхлый, будто можно пощупать. А за стволами деревьев весь белый свет горит. Слышишь ещё, как тропинка хрустит. Чувствуешь, как воздух колюч и свеж.

Таким же был воздух, когда бабушка отбеливала простыни и развешивала их во дворе сушиться. Они были белые и тугие, пахли мылом и ветром. Много лет прошло, а запах отчего-то помнишь, и случайное счастье рождается, когда он повторяется где-то рядом со мной.

И вот ты к нему стремишься (к счастью этому первобытному), и непонятно, где найти-то его. Порой и самый богатый, и самый всюду-в-мире-бывавший признаётся, что у него счастья нет.

— А деньги — ну разве это цель? — удивляется мой друг Женька, оглядывая каждого из присутствующих. Мы снова собрались на крыше одного из саровских домов, где так много неба и откуда прохожие, переходящие дорогу, кажутся крохотными. — Ну, вот будет у тебя миллиард долларов, что ты сделаешь? — кивает на Аню.

— Я бы не работала! Читала бы книжки, рисовала в своё удовольствие, эх! — Аня восхищённо вздохнула.

— Можно накупить квартир и сдавать их, тогда всегда будут деньги, и детям, и внукам останется, — перебил Рома.

— Рома, миллиард долларов! — укоряюще посмотрел на него Женька. — Ты что, целый город купишь? Весь Саров?!

— А что, неплохо было бы, — смеётся. — Можно ещё бизнес какой-нибудь открыть и удвоить деньги.

— Зачем их удваивать? Хорошо, теперь у тебя два миллиарда долларов — на что теперь потратишь?

Рома умолк. «Можно сделать что-нибудь общественно полезное», «раздать деньги бедным», «создать что-то, чтобы остаться в веках», — звучали предложения.

— В каких веках? Да всем наплевать, кто что создал. Или будут тебя вспоминать — тебе-то с этого что? — упирался Женька. — Ты уже мёртвый!

Конечно, он никого не переубедил.

Всегда кажется, что-то, чего у тебя ещё нет, решит все твои проблемы. И принесёт счастье. Другое место, другая роль, другая жизнь. Если бы всё сложилось иначе. Впрочем, на самом деле нам сравнить не с чем: мы не видели другого, и жизнь у нас только та, что есть.

И может, быть, всё от того, о чём писал Александр Межиров:

"…Одиночество гонит меня. Я стою,
Елку в доме чужом наряжая,
Но не радует радость чужая
Одинокую душу мою.
Я пою.
Одиночество гонит меня
В путь-дорогу,
В сумрак ночи и в сумерки дня.
Есть товарищи у меня,
Слава богу!
Есть товарищи у меня".

* * *

Говорят, несёшь себя с собой, где бы ты ни был. Сойдёшь потом, уставший, разочарованный, на одной из станций: забегался, но не сбылся.

Легко сказать: «просто будь», — а как это: быть? Где быть и как быть? Нет такой инструкции, в которой бы написали. И нас пытаются от этих мыслей как-то отвлечь: работа, политика, свежие новости. И это очень отвлекает: хорошо из глубинки подумать о будущем нашей страны, подискутировать с соседом о последствиях вакцины и о том, кто в кого вчера врезался на какой тачке.

— А мне наплевать, — вдруг ответил мой старый друг, когда я высказывалась об аморальности одного из современных музыкантов, зарабатывающего кучу денег яркими, похабными текстами. В общем, наживающегося на отуплении населения.

Когда мы говорим о книге, мы часто можем однозначно сказать, кто из героев плохой, кто хороший. Вот безнравственный гоголевский Чичиков, скупающий «мёртвые души» по городам и весям, чтобы потом продать их и «срубить бабла» (говоря современным языком), — явно вызывает у нас презрение. Гоголь его описывает как нечто отсутствующее: «Видом не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод». Наличествуя в поэме как персонаж, он всё же будто не существует. Мы не можем понять, как он выглядит, из чего состоит, чем вообще является как личность. Его самого (как человека) действительно нет, то есть в нём Человека нет. Он ничтожен в своих заискиваниях перед власть имущими, в своих мелочных изысканиях обогащения. И мы чувствуем это, когда читаем.

Разве может такой человек быть счастлив, если его не существует?

Но сталкиваясь с чичиковыми в жизни, мы проходим мимо. Говорим: «Ну, жизнь такая, выкручиваются, как могут». И в чём-то и сами хотим быть такими: предприимчивыми, богатыми. Даже называем их оригинальными и смелыми.

Но порой вдруг откроешь глаза и подумаешь: чем занимался, о чём думал? О ложном и конечном. О том, что к человеческому совсем никакого отношения не имеет. А что имеет? Да вот, к примеру, куст жасмина, который воспел Александр Кушнер:

"…Ты слеп и глух, и ищешь виноватого,
И сам готов кого-нибудь обидеть.
Но куст тебя заденет, бесноватого,
И ты начнешь и говорить, и видеть".

4 Поделиться: