Как я тушила Утришский заповедник

12 сентября 2020 г.  |   Мира Майнд

Помните пожары 2010 года в Сарове? Тогда горел Мордовский заповедник, огонь неумолимо подбирался к внииэфовским площадкам

К нам в город стянули кучу специальной техники, множество пожарных, всё лето над головами саровчан летали вертолеты. В город приезжал даже пожарный поезд!

Но кроме профессиональных борцов с пламенем, пожар тушили и простые жители Сарова. Волонтёры разбирали завалы сухостоя, помогали готовить для пожарных еду, окапывали очаги возгорания, а также непосредственно боролись с огнём с помощью ранцевых огнетушителей. Я этих ребят, со многими из которых знакома лично, всегда считала немножко героями. Без образования, подготовки и спецсредств ехать помогать на пожар, шутка ли!

А этим летом сама оказалась среди таких же «добровольных пожарных». Ничего не предвещало беды: я поехала в отпуск с подругами на юг, а конкретнее — в заповедник Утриш, он находится недалеко от Анапы. Мы приехали ночью, до нашей лагуны добрались пешком и легли спать. А утром начался пожар.

Далее хочу привести целиком статью портала NN.RU, которому я дала интервью после произошедшего. Коллеги вышли на меня для того, чтобы осветить произошедшее объективно, за что им большое спасибо.

Пожар - Утришский заповедник - 1.jpgПожар - Утришский заповедник - 2.jpg

Как нижегородцы тушили заповедник

В Краснодарском крае, недалеко от Анапы, сгорел уникальный заповедник Утриш. Местный полицейский главк завёл уголовное дело по поводу возникновения пожара. Губернатор Вениамин Кондратьев с лёгкостью обвинил в неосторожности туристов. Между тем, именно туристы несколько часов в ожидании профессиональных спасателей своими силами сдерживали волну огня. Среди них были наши земляки: корреспондент информагентства «Затоновости» Мира Майнд из Сарова и её трое друзей-нижегородцев. О том, как люди защищали заповедник, она рассказала нам.

— Большой Утриш представляет собой кусок побережья Черного моря. С одной стороны стоит посёлок Большой Утриш, а с другой стороны — Малый Утриш. Между этими двумя точками по побережью находятся четыре лагуны. Это дикая зона отдыха. Люди просто приезжают и стоят в лесу с палатками. Частично она заходит на территорию заповедника.

Там собирается некое сообщество людей. Кто-то приезжает на всё лето, кто-то — на несколько месяцев, кто-то — на несколько дней. Для утришан это культовое место, оно им очень дорого. Это реликтовый заповедник. Там очень много редких видов животных и растений: можжевельники, акации, эндемики, разные краснокнижные виды.

Мы приехали в Большой Утриш, а оттуда 10 км шли пешком. Нормальной дороги туда нет, на машине добраться нереально. Там ещё катера ходят, но мы пренебрегли ими.

Добрались в ночь, встали не четвёртую лагуну. Примерно в полдень следующего дня подруга, купаясь, заметила дым, идущий с горы на лагуну. Все начали кричать: «Пожар!» и побежали посмотреть, что горит.

Я приехала сюда в первый раз. Как мне объяснили ребята, которые ездят постоянно, Утриш горит каждый год. Но обычно это локальные возгорания, которые удаётся потушить самим. Когда загорается квадратный метр лесной подстилки, принести из моря ведро воды и вылить несложно. Зачем для этого вызывать пожарных?

Но вот так серьёзно загорелось в первый раз. Мы сразу вызвали МЧС и начали тушить пожар своими силами. Организовали живую цепочку, наливали в пятилитровые бутылки воду из моря и передавали их в гору. Из-за того, что в заповеднике практически нет источников пресной воды, многие приезжают с запасом воды. Этих баклажек там были тысячи. Их сбрасывали нам с горы, привозили из других лагун на катерах. Я не знаю, сколько тысяч литров воды мы вылили на горящий лес.

А наверху, где было возгорание, наши ребята тушили огонь водой, лопатами, палками, ногами — всем. Мы предполагали, что скоро прилетит вертолёт МЧС, пожарные как-то до нас доберутся. Но так получилось, что люди тушили пожар сами, без профессиональных пожарных, несколько часов. Вертолёт прилетел часов в 5 вечера. Он сделал несколько рейсов, забирая воду из моря и сбрасывая на очаги. Часа два он полетал, и всё — в 7 часов вертолета уже нет. Видимо, рабочий день закончился — так мы шутили.

Пожар - Утришский заповедник - 3.jpgПожар - Утришский заповедник - 4.jpg

Наверху нашим ребятам помогали только егеря, но они ничего особо не могли сделать. Доносить воду становилось всё сложнее из-за сильного задымления, людям нечем было дышать. Наверху моментально пересыхал рот, а питьевой воды не хватало. Люди буквально ходили по углям. Те, кому становилось плохо, спускался вниз, кто мог — оставался тушить. У нас не было никаких средств защиты. Многие получили отравление угарным газом и мелкие ожоги. Люди тушили пожар с переменным успехом весь день, весь вечер и всю ночь.

Сначала казалось, что нашим стоянкам в лесу ничего не угрожает. Но когда мы поняли, что огонь подбирается к ним, перетащили все вещи на берег — там камни, гореть нечему. Ещё ребята вытащили своих домашних животных. Мы видели, как разбегаются белки, но наверху наверняка погибло много диких животных, потому что там было адище. Когда ночью мы выбирались с лагун пешком, в какой-то момент открылся вид на гору — это просто Мордор! Гора была охвачена огнём, как огромный факел. Деревья горели, языки пламени вырывались вверх на несколько метров. Кругом всё трещало, камни лопались от температуры.

Во время пожара находиться в лагуне было невозможно, даже не из-за риска сгореть, а по причине сильного задымления. Некоторые люди сразу начали выбираться из заповедника, другие пытались чем-то помочь, кто-то до последнего оставался бороться с огнём. С нашими ребятами, которые тушили пожар наверху, мы долго не могли выйти на связь. Но, насколько нам сейчас известно, жертв не было.

Эвакуация тоже была очень интересная. Егеря подходили к людям на берегу и говорили: «Эвакуируемся». Они даже не пошли в лес проверить, остался ли там кто-нибудь. Вроде как были катера, куда брали якобы только женщин и детей. Мужчин не брали, что с вещами — тоже непонятно. У нас компания разнополая, вещей много. Мы, честно говоря, плюнули на катер и просто дошли 10 км ночью, пешком, до Большого Утриша. Утром там начал курсировать эвакуационный автобус, на котором мы доехали до Сукко, а оттуда — на такси до Анапы. Но вот централизованной эвакуации, когда людей организованно грузят куда-то и вывозят из зоны ЧС, не было. Многие доходили до третьей лагуны, где вроде как курсировали катера. Кто-то говорит, что они были платными, кто-то — что бесплатными. Скорее всего, были и те и другие. Просто люди не разобрались, где вывозные, а где частники решили подработать.

Пожар - Утришский заповедник - 5.jpgПожар - Утришский заповедник - 6.jpg

В 6 часов утра возобновились полёты вертолёта. Но из-за того, что всю ночь пожар не тушили, выгорела громадная площадь. Причем пожары были как низовые, так и верховые. Низовые ребята ещё могли закидать, затоптать, а с верховыми почти ничего не смогли сделать. Нам было совершенно непонятно, зачем нужно было делать перерыв на ночь. Мы, значит, можем тушить без средств защиты, лопатами и водой, которую носили в баклажках по задымлённым тропам в темноте. А пожарные, экипированные и со специальным оборудованием, не могут по ночам работать?

Многие люди, которые тушили с нами пожар, придерживаются мнения, что это был поджог. Очаг возгорания был не один. Сначала загорелось в урочище Сухая Щель, на горе, потом у нас на четвёртой лагуне, а следом — третья лагуна, которая находится в стороне. Это были три отдельных очага, расположенные на приличном расстоянии друг от друга. Огонь просто не мог перекинуться с одного из этих мест на другое. Если это было, как говорят некоторые СМИ, неосторожное обращение с огнём — оно должно было произойти в трёх местах практически одновременно. Это крайне маловероятно. Пока ребята тушили гору, огонь пришёл с другой стороны. Если бы он замкнулся кольцом, неизвестно, что было бы. Возможно, людей пришлось бы эвакуировать на вертолёте.

Из официального сообщения администрации Анапы:

— На данный момент огнём пройдено порядка 82 га. Общий фронт составляет до 5 км, активного горения — около 3 га. Эвакуировано около тысячи туристов. Все желающие обеспечены водой, чаем и сухпайком, организованы автобусы для транспортировки в близлежащие населённые пункты.

Мнение пожарных

Это интервью я дала коллегам из NN.RU, уже находясь в Анапе, на второй день пожара. Меня обуревали сильные эмоции, поэтому сейчас некоторые тезисы и фразы кажутся мне излишне резкими и опрометчивыми. Однако общий посыл остался прежним: мне всё ещё непонятно, почему тушение такого масштабного и серьёзного пожара, да ещё и в заповеднике с реликтовыми можжевельниками, возраст которых доходит до 1 500 лет, был организован так странно. Возможно, у местных пожарных была какая-то тактика, а вывозить пару тысяч утришан, тушащих лес своими силами с риском для жизни и здоровья, не посчитали нужным, имея на то серьёзные основания?

Чтобы не рассуждать на уровне диванного эксперта об этих вещах, я решила проконсультироваться у заместителя начальника управления ФПС № 4 МЧС России Виктора Лисенкова.

— Не присутствуя на месте пожара и не являясь участником боевых действий по его тушению, мне сложно оценить обстановку и прокомментировать действия коллег. Могу сказать, что тушение пожаров в лесу и горной местности — это очень сложный процесс. Труднодоступные места, подъёмы, пресной воды рядом мало или нет вовсе, тушение морской водой ряд техники производить не может. Хотя авиация ею обычно пользуется. Но авиация работает не в любую погоду, и не всегда может работать ночью. Например, самолеты Бе-200 (амфибии), которые забирают большой объём воды, могут сесть на море только в определённых условиях. Думаю, такие самолеты не использовались из-за погоды, либо были задействованы в это время на другом пожаре. Личный состав также не имеет права тушить лесные и ландшафтные пожары ночью.

С тушением Мордовского заповедника в 2010 году утришский пожар сравнивать очень сложно из-за отличий местности. Там другая влажность воздуха, скорость ветра, абсолютно иной ландшафт. Тушение пожаров на равнине и в горной местности — вообще не одно и то же. С горами мы не сталкивались, поэтому дать какую-то оценку действиям личного состава сложно. В целом, мне кажется, что пожарные выбрали верную стратегию поведения. Возможно, на стратегию повлияло то, что горела территория заповедника, а не города и сельские поселения.

Пожар - Утришский заповедник - 7.jpgСо спутника.jpg

Виктор Юрьевич также попросил меня напомнить жителям о необходимости соблюдать правила пожарной безопасности и правила поведения в лесах и парках, особенно в пожароопасный период. Несмотря на то, что причиной утришского пожара с большой вероятностью стало не неосторожное обращение с огнём, его просьбу я игнорировать не буду. Хочется верить, что наша ответственность — не последний фактор, который влияет на то, сколько леса сгорает у нас в стране.

Поэтому хочется посоветовать жителям быть с огнём как можно осторожнее, егерям — тщательно следить за вверенной им территорией, а пожарным — ответственно подходить к своей работе и тушить любой пожар максимально оперативно.

0 Поделиться: