14 дней в изоляции

18 июня 2020 г.  |   Даша Оськина

О том, как мы на карантине по коронавирусу сидели

В любой неприятной ситуации человек надеется на то, что любая беда обойдет его стороной. Что неприятность случится у соседей, дальних знакомых — с кем угодно, только не с тобой и с твоей семьей. Но, человек предполагает, а коронавирус располагает.

Фото 1.jpg

Вышел мой ребеныш после двухмесячной самоизоляции в садик, проходил 4 дня и тут внезапная «радость». Сообщили мне прямо в пятницу, прямо посреди рабочего дня, что в группе имеется заболевший ребенок. Проследуйте, мол, на самоизоляцию. Куда деваться: пришлось срываться, дитятко забирать из садика и ждать дальнейших инструкций. Они, кстати, очень быстро были выданы. Буквально через час-полтора мне позвонили из СЭС и суровым голосом объяснили, что ваш ребенок, мол, контактный, сидите дома и давайте нам ваши данные — мы заполним на вас документы.

Стандартные вопросы: серия, номер паспорта, серия, номер свидетельства о рождении. И совершенно нелогичное объяснение происходящего: как бы родителям не надо, по сути, соблюдать режим самоизоляции. Папа пусть спокойно ходит на работу, а мама посидит и последит за дитем, ибо он же несовершеннолетний, сам за себя не в ответе. Сказать, что я была в шоке — значит ничего не сказать. То есть, выходит, ребенок, напрямую контактировавший с заболевшим, садится на самоизоляцию. А родители, напрямую контактировавшие со своим ребенком, который теоретически может быть тоже больным, садятся на карантин только в случае положительного анализа ребенка. Нате-здрасьте, прикол.

В общем, как только мы побеседовали с СЭС, позвонила мне наш участковый педиатр и принялась меня успокаивать — мол, не факт еще, что детёныш у вас заболел, и вообще дети болеют бессимптомно, не переживайте, все решаемо, завтра придут к вам, анализ возьмут, и все будет прекрасно. Кстати, барышня из СЭС говорила про анализ то же самое. На самом деле я и не переживала особо. Паники как таковой у меня не наблюдалось. Так, легкое беспокойство.

Спустя примерно час после беседы с СЭС к нам в дверь постучался молодой человек в белом халате с логотипом РФЯЦ-ВНИИЭФ, в двух масках и перчатках, и с величайшей осторожность передал две бумажки, в одной из которых просил расписаться. Это оказалось постановление главного санитарного врача нашего города о посадке нас на карантин. Самое забавное, что теоретически я могла и отказаться. Правда, какие санкции мне бы грозили в таком случае, я вообще не в курсе.

Фото 2.jpgФото 3.jpg

Тем не менее, я гражданка законопослушная: все подписала, молодому человеку отдала и углубилась в чтение своего экземпляра. В целом, все как нам с вами говорят: сидим дома, с третьими лицами не контактируем (с учетом того, что муж спокойно ходит на работу, ага). Короче, самоизолируемся по полной программе.

И вишенка на торте: анализ на коварный вирус собирались взять только у сына. При этом почему-то никому в голову не пришла светлая мысль: в группу ходили дети, у которых работают оба родителя. И если хоть один ребенок окажется положительным — проверять людей надо будет десятками. Мне абсолютно непонятна логика медиков: вместо того, чтобы проверить всю семью, мы проверим только ребеныша, вы пока своими делами занимайтесь, а уж в случае чего мы и у вас потом анализ возьмем. И еще у 10 людей, которые с вами отконтактировали.

Впрочем, подумала я, если к нам в субботу придут, в воскресенье результат будет известен, и уже от этого будем плясать. Каково же было мое удивление, когда ни в субботу, ни в воскресенье на моем пороге не появилось людей с волшебными палочками в защитных костюмах. Естественно, все выходные прошли на нервах, а истина открылась в понедельник. Оказывается, у контактных берут анализ только на 8−10 день. Я бы не имела ни малейших претензий, если бы не неверное информирование. В чем сложность сказать об этом сразу, чтобы я не дергалась все выходные? Чтобы меня не дергали мои коллеги, которые тоже вынуждены переживать за своих близких. Почему не сказать сразу — ждите, мол, и мы придем. Нет, мне с пеной у рта доказывали, что на следующий день после выхода на карантин нас проверят.

Опять же, в постановлении русским по белому написано, что я как родитель обязана ежедневно по телефону 03 сообщать о состоянии своего ребенка и составлять график температуры. Хотя по факту эта обязанность ложится на плечи участкового педиатра, которая звонит каждое утро, спрашивает о самочувствии ребенка и самостоятельно докладывает куда надо. Почему бы вместо этой бесполезной строки не написать о сроках забора анализов? Не понимаю, негодую и топаю ногами на СЭС.

Справедливости ради стоит отметить, что как раз-таки участковые врачи выкладываются на максимум: и на все вопросы отвечают, и разрешают звонить в любое время, и вообще чудесные люди, за что им низкий поклон. Отдельная благодарность Надежде Николаевне Адаменковой и Галине Николаевне Воробьевой.

Конечно, сколько бы я ни верещала и ни рассуждала о возможном количестве заболевших за 8 дней, факт остался фактом. Было велено ждать среды. Или четверга. Или пятницы. Как придут. Из важного стоит отметить, что помимо ежедневного созвона с врачом нас ждала и беседа раз в два дня с нашим полицейским участковым. Диалог всегда был примерно следующего содержания: «Здравствуйте, Дарья Максимовна? — Здравствуйте, да. — Это ваш участковый такой-то. Как у вас дела? Сидите? — Сидим. — Очень хорошо, сидите. До свидания. — Всего доброго». В такие моменты мне становилось ну очень смешно. Во-первых, всплывали какие-то ассоциации с тюрьмой, а во-вторых, менее сознательный гражданин на моем месте, находясь на улице, мог бы спокойно сказать «Да-а, сидим». И никто не проверил бы, ибо звонили на сотовый, так как домашнего телефона у меня нет.

Правда, есть у них одна метода: в пятницу вечером (когда заканчивалась первая неделя карантина) единственный раз нам позвонили в домофон, попросили почему-то моего мужа, хотя во всех документах указана я как сидящая с ребенком, и рассказали, что мы, мол, проверяем самоизоляцию, и раз вы дома, то все хорошо. Повторюсь — единственный раз. То есть, по факту, вся эта система рассчитана исключительно на сознательность и законопослушность граждан.

QIP Shot - Screen 328.png

Но вернемся к нашим баранам — то есть, к анализам. Утром в четверг, часов в девять, мне написала наша воспитательница и сообщила, что анализы у всех детей уже как бы взяли, и попросила отписаться, если с нами тоже уже разобрались. Я тут же уверила, что нам еще ни в какие места не лазили, и как только, так сразу. Пришли к нам ближе к двум. Специалист, кстати, прекрасный. Если вы не в курсе, то анализ на ковидлу представляет из себя два мазка: из носа и изо рта. Процедура не болезненная, но слегка неприятная. Так вот, прибывший к нам спец очень ловко заговорил зубы моему ребенышу, да так, что тот даже не пискнул. Забрали наши анализы и ушли.

Казалось бы, что тут такого. Ну взяли чуть позже, может, там траектория проезда определенная была. Но нет, все оказалось гораздо сложнее. Произошло у нас следующее. В пятницу утром мне написала наша воспитательница и сообщила, что у всех детей и у нее уже готовы анализы, и результат отрицательный. Всем уже позвонили и сообщили, ждут только нас.

Сказать, что я была в шоке — значит, ничего не сказать. Мне все подряд талдычили, что, мол, если у вас анализ отрицательный, то мы вам и не позвоним, а уж если положительный, то тут же сообщим. А тут, выходит, опять дали неверную информацию? Выяснив, что звонили всем участковые педиатры, я начала терроризировать своего, и увидела действие закона подлости во всей его красе. Оказывается, что у нас немного отличается подход лабораторий. Та, которая расположена на Маслихе, вносит результат в электронную карту пациента, и, соответственно любой врач может спокойно их посмотреть. А вот лаборатория СЭС действительно работает по принципу «позвоним, только если обнаружим». И получается, что из восьми человек, контактных с одним заболевшим (из восьми, Карл!) только наш анализ уехал в СЭС, заставив меня дергаться и паниковать. Я в шоке, товарищи.

Надо понимать, что любая угроза жизни и здоровью вашего ребенка — это уже стресс. Прибавляем туда сложности работы на удаленке, которые достойны отдельной статьи, и эмоциональное состояние самого малыша, который искренне не понимает, почему он в такую хорошую погоду вынужден сидеть дома. А тут еще и информационный вакуум.

QIP Shot - Screen 329.png

Дорогие медики! Поймите, пожалуйста, что это вам очевидны все происходящие процессы, но нам нет. Даже самый здравомыслящий человек запросто может впасть в панику из-за отсутствия верной информации.

Я даже не беру в расчет переживания людей, которые вынуждены 10 дней томиться в неведении и гадать — контактные они или нет, так же как не беру в расчет огромное количество людей, имеющих теоретическую возможность заразиться от того родителя, который ходит на работу. Из этого достаточно сложного периода могу сделать только один вывод: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Вся глобальная система борьбы с пандемией держится на нашей с вами аккуратности и сознательности. Единственный способ победить эту заразу — самим заботиться о себе и своих близких и соблюдать все рекомендации по защите от вируса.

2 Поделиться: