Я — алкоголик

19 февраля 2012 г.  |   Мартин

И вот он начинает тебе врать. Сначала о том, сколько выпил, потом о том, что вообще выпил — а глаза при этом стеклянные и речь невнятная.

Потом он перестает скрываться и пьет уже при тебе. Быстро пьянеет. Рассказывает о причинах, и причины эти одна убедительнее другой. Вчера было плохо, сегодня хорошо — и это поводы.

А после он перестает нуждаться в поводах. Он просто пьет. Скачет из запоя в запой и убедительно сообщает о том, что жизнь под контролем и бросить он сможет в любой момент.

Конечно, рано или поздно ты начинаешь с ним тот самый «серьезный разговор», итогом которого является его обида, пьяные слезы и обещания покончить с собой. Ведь ты его просто не понимаешь! Не поддерживаешь, не любишь, а он для тебя столько сделал.

Потом случаются минуты просветления. Он ложится «под капельницу» и в наркологический диспансер, «зашивается» и «кодируется». Не пьет месяц и вместе с друзьями-родственниками искренне этому радуется. А потом снова развязывает.

И ты прекращаешь с ним общаться — просто потому, что больше невозможно. Потому что это уже не тот человек, которого ты знал и любил. Потому, что ваши интересы больше не совпадают. Он идет по пути саморазрушения, а ты не знаешь, как его спасти.

Спустя год ты встречаешь его у ларька. На нем грязные шмотки, от него воняет. Лицо характерно опухшее и красноватое. Он узнает тебя. Улыбается и напоминает о том, какими вы были друзьями.

Напоминает затем, чтобы попросить «добавить на бутылку пива». И ты даешь эти десять рублей, брезгливо откупаясь от призрака прошлого. Ни он, ни ты не стремитесь продолжить разговор и расходитесь каждый в своём направлении.

Ты приходишь домой и раскрываешь старый альбом. Смотришь на фотографии. Вот его веселое и молодое лицо на общем снимке из похода. Вот напряжённое и сосредоточенное — на спортивных соревнованиях. Ведь он действительно неплохо жал штангу, бегал на коньках и плавал баттерфляем. Вот день рождения общей знакомой и бокал шампанского в его руке еще не выглядит кубком со смертельным ядом.

И сам ты даже можешь выпить в этот момент. Выпить, чтобы заглушить боль от осознания того, что твой друг еще жив, но уже потерян навсегда. Что его путь — только вниз, к неизбежной могиле. Ты можешь выпить. И даже напиться. Но завтра, проснувшись и поморщившись от похмельной головной боли, ты проглотишь цитрамон и все равно пойдешь на работу, а в следующий раз притронешься к спиртному только через два месяца — на юбилее у мамы.

Ты можешь так. Ты обычный человек, выпивающий по праздникам и с друзьями после бани. С полноценной семьей и успешной карьерой. У тебя кредитная машина, квартира в новостройке и интересное хобби. Потому что ты не болен. Ты в состоянии контролировать свою жизнь.

Такой вот парадокс. Вряд ли кто-то в ближайшее время сможет объяснить, в чем же дело. Почему одни могут удержаться, а другие нет. Почему для одних рюмка — это лишь маленький элемент в такой многообразной жизни, а для других — единственное, что в ней вообще есть.

На днях к нам в редакцию пришла женщина. Представилась и сходу сообщила, что она алкоголик. Опрятная такая женщина, стройная, миловидная, хорошо одетая и с модной прической. И пахнет от нее не перегаром, а духами. А вот поди ж ты — алкоголик. В голове сначала не уложилось. Потом, когда вручила свою визитку, стало значительно понятнее, о чем же идет речь.

Анонимные Алкоголики. Все, что я знал о них, было почерпнуто из американских фильмов. Да, для них это обыденность: информационную брошюрку о ближайшем месте собрания группы АА человек получает вместе с координатами сантехнической фирмы, церкви и школы, когда переезжает в новый район. Для них это повседневная часть жизни. А для нас пока еще экзотика.

И тем не менее, группа Анонимных Алкоголиков есть и у нас в городе. Оставить без внимания эту деятельность не посчитал возможным. Позвонил, договорился. Был приглашен на открытое собрание. Поскольку на обычные собрания «левых» не зовут (посещающим группу необходима особая доверительная атмосфера), существуют специальные открытые — в том числе и для работников СМИ. Пошел и я.

Ну да, все это похоже на американские фильмы. С поправкой, понятно, на русскую специфику. Присутствующие точно так же, как в кино, сразу сообщают о том, что они алкоголики. И окружающие привычно хлопают и здороваются. Это традиция, кажущаяся формальность. Но формальность важная. Постоянно напоминающая собравшимся о том, кто они и почему они здесь.

Зачем? Затем, что это ключевое. Без этого нельзя начать движение к другой жизни. Это и есть первый шаг из двенадцати: «Мы признали, что мы бессильны перед алкоголем — что наши жизни стали неуправляемы». Только осознав, что ты болен, не в состоянии самостоятельно совладать со своей болезнью, можно начать принимать помощь других.

А кто эти другие? Врачи со степенями? Специалисты, окончившие профильные вузы? Успешные психологи? Нет, это алкоголики. Такие же, как ты, пришедший сюда в первый раз. Они свое «дно» уже почувствовали и смогли от него оттолкнуться. Теперь они, с полным напряжением сил, плывут наверх.

Они не выздоровели, поскольку алкоголизм, как и любая другая наркомания — болезнь неизлечимая. И их отличие от пьяненького новичка только в том, что сейчас они не пьют. Дистанция ровно в одну рюмку. Ведь алкоголик никогда не станет обычным человеком, выпивающим по праздникам и вечерком под бокс по телевизору. Трезвость для них не норма жизни, а сама жизнь. Либо так, либо умереть. Умереть от остановки сердца или захлебнувшись рвотными массами. В пьяной драке или от цирроза печени.

При этом тут, в группе, никто никого никуда не тащит. Во время собрания, посещенного мной, пришедший во второй раз новичок, будучи уже «подшофе» минут двадцать томился и потом, многословно извиняясь в свойственной алкоголикам манере, собрание покинул. Твердо обещав, что в следующий раз-то он уж точно и обязательно. Ушел пить дальше.

Группа весьма спокойно и, на мой взгляд, безучастно к этому отнеслась. На вопрос, почему не останавливали, ответили, что он просто еще не дошел до своего «дна». Есть тут такой термин — «сдаться». Оказывается, сам факт прихода на собрания ничего не значит по большому счету. Многие умудряются годами ходить, продолжая пить.

И лишь почувствовав под ногами дно, лишь поняв, что самим не выплыть, они находят себе «спонсора» — того, кому даже ночью можно позвонить и попросить совета и помощи. Только тогда начинается этот путь. Путь к трезвому образу жизни. Путь, начинающийся с двенадцати шагов:

1. Мы признали, что мы бессильны перед алкоголем — что наши жизни стали неуправляемы.

2. Пришли к убеждению, что только Сила более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нас к здравомыслию.

3. Приняли решение препоручить нашу волю и наши жизни заботе Бога, как мы Его понимали.

4. Произвели тщательную и бесстрашную моральную инвентаризацию.

5. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

6. Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех этих дефектов характера.

7. Смиренно просили Его удалить наши недостатки.

8. Составили список всех тех людей, кому мы причинили вред, и преисполнились желанием возместить им всем ущерб.

9. Напрямую возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

10. Продолжали проводить личную инвентаризацию и, когда были неправы, сразу признавали это.

11. Стремились путем молитвы и размышления углубить нашу осознанную связь с Богом, как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли для нас и о даровании силы для этого.

12. Пережив духовное пробуждение, как результат этих шагов, мы стремились нести это послание алкоголикам и применять эти принципы во всех наших делах

И пусть вас не смущает слово «Бог». Это лишь символ, обозначающий то, на что вы опираетесь, ту высшую или внутреннюю силу, которая поддержит вас, пока будете выполнять рекомендации.

Собрания посещают и люди, принадлежащие к разным конфессиям, и атеисты. Здесь не навязывают очередного идола. Поэтому бог тут — это сила, стоящая над слабовольным алкоголиком и помогающая держаться в борьбе со своим недугом.

Конечно, есть мнение, что единство «АА» является сектой и подменяет зависимость от алкоголя зависимостью от общения на собраниях. Только вот лично для меня, даже если и так, то пусть. Выбирая между разрушением личности и смертью любимого человека и его участием в собраниях Анонимных Алкоголиков, пожалуй, выберу второе.

Теперь, кстати говоря, используют шаги АА многие. Наркоманы и обжоры. Шопоголики и созависимые. Все, кто был предрасположен к тому, что бы «сторчаться». И нашел свой путь для этого. Все, кто не в состоянии контролировать свою жизнь. Все, кому необходима помощь таких же, как он.

Я мог бы много писать об истории и философии этого движения. Рассказывать о двенадцати шагах, о главной книге Анонимных Алкоголиков. Об известных личностях, длящих период трезвости многие годы. Только зачем? Любую информацию об этом движении можно найти в Интернете. А вам сейчас просто достаточно знать, что они такие же, как и вы. Они алкоголики. Но алкоголики, осознавшие свою болезнь.

Алкоголики, знающие, что если они сами себе не помогут, то им не поможет никто. И они готовы помогать тем, кто так же пришел к осознанию своей болезни и готов эту помощь принять.

Просто приходите на собрание. С вас не потребуют денег. Вам постараются помочь. Помочь, если вы сделаете шаг номер ноль. Тот самый, с которого начнутся остальные двенадцать шагов, ведущие не просто к трезвому образу жизни, а к жизни вообще. К настоящей, многогранной и имеющей значение.

Если вы или кто-то, кого вы знаете, столкнулся с проблемой, связанной с алкоголизмом, возможно, Анонимные Алкоголики смогут помочь. Наша помощь бесплатна и доступна каждому, кто о ней попросит. Мы все были на вашем месте.

Решение есть!

Собрания проводятся по адресу: пр. Ленина, д. 2, кв. 14, код 21 В. В домофон скажите: «Я к Анонимным Алкоголикам».

Вт., Чт. — 19 ч., Сб. — 16 ч.

Тел. горячей линии: +7 (903) 057-83-86.

0 Поделиться: