По ту сторону рампы

6 апреля 2011 г.  |   Мартин

Иди. Заряжайся (с)

Это у меня как в той надоевшей уже поговорке про любой кипиш, кроме голодовки. Когда мне звонят и предлагают всякое, я иной раз соглашаюсь не раздумывая. Потом, конечно, по-всякому бывает. Но в этот раз вышло хорошо.

Позвонил знакомый актер из нашего театра драмы Руслан Шегуров. С ним и его женой я первое в своей жизни интервью в газету сделал. А тут, стало быть, он в ответном жесте еще кое-в-чем первый раз предложил поучаствовать: сыграть в театральной постановке. Как от такого отказываться? Понятно, что не в «Леди Макбет» позвали, а на день театра, в капустнике участвовать.

Капустник — самодеятельное (как правило, для узкого круга «своих») шуточное представление, основанное на юморе и сатире.
Капустники проводились в МХТ в 1902, 1903, 1908 годах. 9 февраля 1910-го был дан первый платный капустник, средства от него пошли в пользу особо нуждавшихся актеров театра.

Форма вечеров-капустников сохранилась и до настоящего времени. Капустники устраиваются в школах, вузах, театрах, на предприятиях. На основе формы капустника строятся некоторые выступления команд КВН.

Этакий «внутренний» театральный жанр, вынесенный на широкую публику. Традиционно проводится активистами союза театральных деятелей. Без участия администрации, хотя и под чутким присмотром. Директор театра Марина Першина оказывала покровительство труженикам сцены и незримую защиту.

Раз капустник, то и предлагается к просмотру всякое нетрадиционное для театра классического. В этот раз на разделочный стол к зачинщику всего действа, Руслану Шегурову, попала детская, но со взрослым юмором постановка «Балда».

Поскольку выяснилось, что Международный день театра совпадает с еще одним международным праздником — днем рождения Квентина Тарантино — решено было оба эти факта иметь в виду. Так появился спектакль «Балда-2» пронизанный одновременно и духом театра, и аллюзиями на работы мастера и его коллег по цеху.

Ходили по сцене молодцы в шапочках с прорезями для глаз и антикварными ружьями, как в фильме «Карты, деньги, два дымящихся ствола». Играла узнаваемая музыка из всё тех же саундтреков к «Криминальному чтиву», «От заката до рассвета» и «Бешеных псов».
Андрей Рудченко жёг в образе криминального авторитета, а большую часть спектакля связанный по рукам Балда (Руслан Шегуров) справлялся за двоих. За персонажа и за режиссера.

Появлялся на сцене и deus ex machina — гигантских размеров пчела, успешно разруливающая сложные ситуации. «Начинкой» жалоносного персонажа выступил монтировщик Сергей Горшков.

Мы с Кириллом Васениным и Артемом «White Dogg» Гусевым были приглашены в качестве камео. Саровский рэпер пел на сцене. Плюс под его же речитатив, предваряющий спектакль, был прокручен вступительный ролик. Кирилл традиционно работал ведущим, а я осуществлял звуковое сопровождение, читая текст автора. Сидя на неприметном местечке, вещал в микрофон с подходящими к тарантиновской тематике «гоблинскими» интонациями.

В одной из сцен, удачно отыграв самого себя, то есть ведущего, Кирилл Васенин эффектно «умер» на сцене. На самом деле потрясающий гэг. Уже подзабытые театральные технологии «порвали» зал.

Завидовал черно-белой завистью. Одно из центральных мест всего спектакля, считаю. Кир справился на отлично, получив в благодарность смех и овации зрителей. Зал, кстати сказать, вопреки опасениям оказался почти полон. И по наблюдениям, сделанным в фойе, большое число пришедших относились к аудитории сайта «Колючий Саров». Многие шутки как раз на них отлично «зашли».

Руслану отдельный респект за то, что он сумел в кратчайшие сроки провернуть. Я не раз занимался организацией различных мероприятий и знаю, со сколькими сложностями это связано. Руслан неутомимо продирался через все это и решал проблемы по мере их возникновения. За короткий срок ему удалось «связать» и занятых в других спектаклях актеров, и весь необходимый персонал.

Закулисье. Это здорово. Привыкнув сидеть с той стороны авансцены, не представляешь, как оно тут. А тут, на самом деле, все огромное. Оказывается, зал и вовсе не большой по сравнению с тем, что обеспечивает действо на сцене. Подъемные механизмы, смежные «карманы» для декораций и софиты… Ну, а в подсобных помещениях мы один раз с Кириллом и вовсе заблудились, самонадеянно решив, что знаем дорогу в репетиционный зал. Там внутри натуральный «Half-life». Бойлерные, гигантские металлические механизмы и жуткая нумерация этажей на стенах. Напоминает больше цифры с версиями компьютерных программ. Типа 0.0 или 3.5. Тут же персонал: осветители, монтировщики и костюмеры. Все отлажено, каждый знает свое дело. Работают без накладок.



Андрей Ведерников подобрал большую часть музыки, использованной в действе. Александр Янченко, герой пульта и микрофона, ответственно звукорежиссировал, вовремя щелкая затвором пистолета и воя засемплированным волком. Звукорежиссер-многостаночник Дмитрий Чуйков сделал видеотрейлер спектакля и специальные видеовставки, показанные во время представления. Операторами ноутбука при демонстрации вставок выступили Максим Клунин и Дмитрий Самохвалов. Высвечивал ключевые моменты софитами Антон Жуков.

И сами актеры. В основном спектакль был сыгран молодым «крылом» труппы. Ребята и девчонки работали с огоньком и талантливо. Вообще молодые актеры — они забавные и интересные. Разные. Хорошо танцуют, здорово говорят. Юля Николаева в роли Умы Турман аутентично смотрелась. Махала катаной и говорила японскими трехстишиями — хокку. Кстати, катану, вполне себе аутентичную, нашел сын зав. бутафорским цехом Валентины Логуновой специально для этого спектакля.

Юра Николаев и Антон Шишкин жгли в, по большей части, молчаливых ролях. Плюс танцевали все танцы вместе с Ольгой Есиной и другими участниками. Вера Долженко, как та самая катана, «острая» фигурой и лицом, с грацией японского холодного оружия двигалась в сольном танце.

Светлана Киверская, сопровождаемая загримированными в готические образы музыкантами оркестра, пела на иностранных языках. Оркестр, соответственно, давал ритмы и мелодии зарубежной эстрады. Про тружеников гитары и саксофона отдельно хотелось бы сказать. Порадовала степень вовлеченности товарищей. Я думал, это уставшие люди, которых в оркестровой яме никто не видит.

А тут не менее артистичные, чем актеры, музыканты: задорная Ирина Васильева за клавишными, яркая Елена Тюхтина — со скрипкой. Гитарист Александр Абрашкин в образе олдового рокера, трогательный и забавный представитель духовой секции Михаил Банайтис. Основательный Андрей Жучков со скрипкой-переростком — контрабасом. Стильно мрачноватый и неторопливый Эдуард Кузнецов на ударных.

Впервые выступила в роли помощника режиссера совсем молодая девушка. Реквизитор (Анна Куклева) подготовила под чутким присмотром зава реквизиторским цехом Елены Шалятовой все необходимое. Костюмы, от кожаного плаща Балды до подтяжек на бандитах, обеспечили костюмеры — зав. костюмерного цеха Ольга Григорьева, Елена Куделькина и Аня Точиловская. Художник Светлана Адольфовна Шевцова изготовила отличный макет театра для финальной (слезоточивой) сцены и помогла создать сценографию капустника.

Движение поворотного круга на сцене обеспечивал заведующий монтировочным цехом Александр Васьков. Вот уж эта «карусель» особенно понравилась тем, кто на театральную сцену попал впервые. Раскинув руки, изображали из себя серфингистов. Ну и общее руководство всеми «закадровыми» цехами осуществлял театральный «зубр» Виктор Бессараб.

Смотреть изнутри за тем, как «собирается» спектакль, удивительно и интересно, как и любой инсайд. В кратчайший срок мне удалось «повариться» во всех этапах от выдачи на руки листков с текстом роли до генеральной репетиции. От набросков с этюдами на троих актеров до масштабных «прогонов» с участием оркестра.

Получилось, на самом деле, легко и весело. Конечно, с понятными шероховатостями, возникшими из-за недостатка времени, но прикольно. В любом случае, после первого опыта мы с Киром решили, что и дальше готовы на такое «подписываться». Потому как и нам интересно было, и зрителю понравилось.

А потом был «внутренний» капустник. Но это уже совсем другая история.

0 Поделиться: