There and back again

27 января 2003 г.  |   BadBlock

Отчет о поездке на просмотр второй части
художественного фильма «Властелин колец»: «Две крепости»

Автор: BadBlock


До Москвы добрались без особых приключений. Не очень хотелось ехать в плацкартном вагоне, но на купе задушила жаба, к тому же плацкартный вагон — это вам все-таки не общий. Несколько лет назад мне довелось прокатиться в общем вагоне, да. Ну очень сильно надо было срочно попасть в Москву, а кроме общих, других мест в кассе не нашлось. На улице было тепло, тем не менее, вагон натопили совершенно зверски, как в бане примерно. Окна, соответственно, открыть не было никакой возможности. И тут в Берещино в вагон заходит рота солдат… Сначала они сидели, в чем были. Потом стали потихоньку оголяться и отчаянно потеть. Потом дело дошло до сапог и портянок… В общем, это была одна из самых кошмарных ночей в моей жизни. Как я выжил тогда — ума не приложу.

В общем, по дороге выяснилось, что Леня в Москве ни разу не был (гы-гы). Везде был, даже в Питере, а в Москве не довелось. Понятное дело, пришлось показывать немножко города…

Но это потом, а сначала мы, стратежно отожравшись у моей сестренки и обнулив содержимое ее холодильника, двинули в «Пушкинский». Кстати о «Пушкинском». Вроде как, эта, «Варшава» — слегка более козырный кинотеатр, так мне показалось. Но это так, мелочи.

Сам фильм — нет слов, одни эмоции. Если вам понравилась первая часть — знайте, вторая еще круче. Причем даже не пытайтесь рассказать мне, что вы «смотрели фильм», если вы смотрели его не в хорошем кинотеатре, а, допустим, «на компьютере». Или даже «на телевизоре». Просмотрев фильм таким образом, вы получили сведения о сюжете, ну и, там, о спецэффектах — и только. Впечатления ни фига не получили и фильм, соответственно, не смотрели. Фильм заточен под правильный кинотеатр с хорошим мощным звуком и большим-пребольшим экраном. В ключевые моменты низкие частоты идут такие, что кресла в зале дрожат, большой экран и окружающий звук обеспечивают эффект полного присутствия… Разве только система домашнего кинотеатра в комплекте с широкоэкранным телевизором большой диагонали может служить какой-то заменой.

Мы же вышли из кинозала оглушенные и долго не могли слова молвить. Примерно так, да. Принято решение произвести заценку третьей, заключительной части фильма (которая, как известно, выйдет ровно через год), таким же образом, как и две предыдущие — в правильном кинотеатре.

Остаток времени был посвящен осмотру основных московских достопримечательностей, среди которых главными были ЦУМ, ГУМ, торговые комплексы «Охотный ряд», «Детский мир» (в который мы, впрочем, все равно не успели). Было также произведено тестирование «Макдоналдса» (в нем, как ни странно, все по-прежнему), пивного бара «Му-му» (для тех, кто не умеет читать, около бара специально стоит черно-белая раскрашенная статуя коровы, символизирующая название местечка) и некоторых других мест.

Особое впечатление произвел ГУМ, который выглядит обогреваемым городом под стеклянным куполом, с улицами, фонтаном, эскалаторами и ажурными воздушными переходами. Играет приятная музыка, отовсюду на вас смотрят плакаты с названиями известных фирм… А прямо возле фонтана стоит одинокий лоток, из которого невозмутимая женщина продает жевательный мармелад «Мозги с вареньем», «Лягушки», «Черепа с наполнителем», «Кости» и т. п. Контраст со всем остальным благолепием был таков, что мы не выдержали и всей гурьбой незамедлительно расхохотались.

Среди всего этого торгово-закусочного великолепия едва замеченным прошло посещение Театральной и Красной площадей, осмотр здания библиотеки им. Ленина, Государственной Думы, Большого театра и прочих культурных ценностей столицы нашей Родины.

Обратная дорога прошла в несколько более бурной обстановке, чем необратная. Некая женщина — несомненно, ввиду некоторых индивидуальных особенностей строения коры головного мозга — взяла с собой в дорогу полутора-двухлетнего (примерно) ребенка. Едва услышав радостное ребеночье хохотание, я совершенно отчетливо представил себе, как оно сменяется истерическим плачем, и заскрипел зубами. Предчувствие не подвело — немного подустав (ближе к полуночи), малыш зажег по полной программе, а я лежал и поминал мамашину родословную. Особенно поминал ее прямых предков, которые не удосужились снабдить мамашу хоть каплей мозгов, чтобы до нее дошли совершенно простые и в некоторых местах даже и вовсе очевидные вещи, например:

  • маленькому ребенку совершенно нечего делать в поезде, возить его желательно лишь в исключительных случаях;

  • если уж повезла, будь добра купить билет в купе или лучше СВ, чтобы хотя бы не весь вагон ставить на уши своим пока еще не управляемым чадом.

    Пока я предавался своим угрюмым мыслишкам, наш храбрый паровоз остановился в Вековке. Я бы не придал этому обыденному факту никакого значения, но снаружи вовсю доносилась какая-то нездоровая возня, крики, звон стекла, и я насторожился. Послышались вопли «Пиво, рыба, лимонад!» и, вычленив в них слово «пиво», я оделся и вышел. Не посплю, так хоть пивка глотну.

    На улице я был моментально облеплен незнакомыми людьми, которые принялись наперебой предлагать различную хозяйственную утварь из хрусталя и стекла, как то: бокалы, рюмки, пепельницы, вазы и т. п. Отказав в покупке бокалов одному коробейнику, я был вынужден немедленно отказывать другому в покупке абсолютно идентичных бокалов. Вообще говоря, ситуация несколько странная: мне, например, совершенно не понятно, с какого перепугу все эти люди решили, что, выйдя в двенадцатом часу ночи покурить на улицу, я обязательно куплю у них вазу. Поразмыслив, я пришел к выводу, что где-то неподалеку явно находится соответствующего профиля завод, который выплачивает своим работникам зарплату собственной продукцией, и вот теперь они вынуждены торговать ею среди ночи, чтобы не протянуть ноги с голоду. Тем не менее, стекла я так и не накупил.

    Наконец, из темноты появилась сухонькая женщина средних лет — та самая, которая кричала насчет пива. К ней-то я и направился, вознамерившись купить сразу две бутылки третьей «Балтики» по двадцать рублей за боттл. Откуда она жестом фокусника извлекла бутылку, я так толком и не понял, ибо ни сумок, ни корзин у нее в руках не было. Но вот со второй бутылкой повторить номер у нее не вышло, и тогда случилось страшное: маленькая женщина приосанилась и хорошо поставленным голосом завопила, легко перекрывая гудок тепловоза:

    — Ге-е-е-е-ена-аааа-аааааа…

    Кошмарный крик эхом отразился от вагонов и пошел гулять по станции, а женщина исторгала вопль снова и снова, от чего у меня, стоявшего очень близко к ней, в момент заложило уши. Когда из соседнего состава с крупной, красивой надписью «Татарстан» уже начали выглядывать татары, и я принялся прикидывать, в какую сторону ломанусь от татарского ига (которое явно грозило начаться немедленно), возле нас возникла темная фигура в ушанке с ведрами в руках и вязанками рыбы на шее. Это оказался искомый Гена, в ведрах же обнаружилось отличное холодное пиво.

    Пока я расплачивался с голосистой продавщицей, Гена схватил свои вязанки и начал натурально трясти рыбой перед моим носом, уламывая ее купить — я даже подумал, что он немного не в себе, потому что едва я только отвернулся, мужик забежал с другой стороны, и непосредственно перед моими глазами вновь возникла трясущаяся вобла. А завидев в моих руках пиво, на меня тут же напал коробейник, впаривая под пиво хрустальные пивные кружки. Еле отделался, в общем.

    Дальше старался из вагона носа по возможности не высовывать, и потому остаток дороги прошел вполне благополучно. Ну вот и ладушки.
  • 0 Поделиться: