Зачем восстанавливают монастырь

26 мая 2019 г.  |   Михаил Маркелов

Пока просто констатирую факты: в конце 2015 года вырубили сквер на проспекте Мира. Для удобства будем вести отсчёт с этого момента. Потому что после этого начался самый масштабный этап восстановления монастыря в Сарове:

И в тексте:


Весь процесс на проспекте Мира организован покруче, чем любая войсковая операция. Видимая часть плана выглядит примерно так:

  1. очистить от организаций и структур все здания на этой территории (функционировали и до сих пор работают: поликлиника, музыкалка, библиотека, бюро пропусков, театр, городской музей и музей кукол, телебашня, красный дом и так далее);
  2. перекрыть движение через монастырь, построив альтернативу в виде моста;
  3. восстанавливать церкви, храмы, всю архитектуру, соответствующую историческому облику, благоустраивать территорию вокруг;
  4. поставлена задача на установку металлических ворот с двух входов;
  5. поднята тема миллиардов инвестиций в Саров на развитие инфраструктуры по случаю туристического кластера;
  6. предположу, что после этапов строительства и благоустройства должны последовать пункты заселения монастыря и туризма, потому что они абсолютно логичны, но пока никому не известны.

Дистанцируясь от вопросов о вере и религии, для меня очевидно, что в этой истории церковь (или как сейчас модно говорить, РПЦ) выступает в роли фактически главного городского застройщика, вокруг которого всё вертится, а проще говоря, крупного капиталиста.

Это не хорошо и не плохо, это просто факт. Суровая действительность. С 2015 года на «Колючем Сарове» и в соцсетях «Затоновости» я и мои коллеги стараемся максимально подробно рассказывать всё, что узнаем по каждому перечисленному пункту, с фото, комментариями и инсайдами.

Ваши мнения в комментариях по этому поводу разные. Кому-то всё это нравится, кто-то против застройки и испытывает неудобства, кто-то пишет за атеизм. Так или иначе, есть живая дискуссия на сотни, а в сумме на тысячи комментариев. Люди спорят, переубеждают друг друга и иногда нас. Они правы или не правы, но они живут в этом городе, они переживают за его судьбу, своё будущее, за своих детей, которым тут жить. Для них это важно.

И да, в других саровских СМИ и медиаресурсах, разумеется, эта тема поднимается. Где-то сухо и стенографично, какие-то анонимные блогеры оседлали тему «мочи попов!» и скачут на ней. Но тем не менее вопрос для всех важен и максимально обсуждаем горожанами.

И так как тема Екатеринбурга и конфликта между сторонниками и противниками строительства храма у всех на слуху, держите в тему цитату из газеты «Православный Саров» за авторством Марии Курякиной. Еще раз зафиксируем, представителя застройщика, крупного капиталиста:

«В последнее время в «дружественных» саровских СМИ и блогосфере много нападок на Русскую Православную Церковь в связи с восстановлением Саровского монастыря. Суть претензий можно сформулировать так: «Зачем восстанавливают монастырь, если лично мне он не нужен?» Те же горожане, кому он нужен, предпочитают не ввязываться в бесплодные словесные перепалки, и их можно понять. Аргументы тут бесполезны, и каждый останется при своем. Единственно, на что хотелось бы обратить внимание…

Если бы в нашем городе не сохранилась его историческая часть — Саровский монастырь, православная святыня и жемчужина церковной архитектуры, то не было бы к нам и такого внимания на самом высоком уровне. Не было бы ни здания Саровского драмтеатра, ни моста-улицы Строителя Захарова, да, собственно, и кластера бы никакого не было. И напротив, наличие такого объекта, как Саровский монастырь (нравится это кому-то или нет), повышает статус города и определяет вектор его развития".

Давайте прямо по пунктам.

1. Автор термином про «дружественные» СМИ фактически делит аудиторию на «за» или «против». То есть вы либо «дружите» и соглашаетесь с нами, либо мы вас считаем оппозицией. А значит, не только вы, но и ваша аудитория, фактически, оппозиционеры и находятся не на той стороне. Это манипуляция чистой воды.

2. Вопрос «Зачем восстанавливают монастырь, если лично мне он не нужен?» задан не в бровь, а в глаз. Видимо, потому что монастырь нужен кому-то другому.

Например, аудитории других СМИ и блогов. Вот только кто эту аудиторию измерял? Кто проводил хоть какие-то опросы общественного мнения, чтоб апеллировать цифрами и фактами? Кто проводил серьезные исследования аудитории по возрастам, сферам деятельности и т. п. Возможно, они существуют, но никому из моих знакомых о таких опросах не известно. А я у очень многих спрашивал.

Другой вариант ответа на вопрос «Кому он нужен?» предельно простой: он нужен капиталисту.

3. Про бесплодные перепалки и аргументы.

Очень просто отмахнуться от того, что тебе не нравится. А если первым предложением несогласных маргинализировать, то можно вообще крестик в браузере нажать, и как будто их мнений и комментариев не существует. Зачем в таком случае во все эти дискуссии вникать и что-то объяснять? Удобно.

4. Про историческую часть я согласен. Святыня, жемчужина архитектуры, огромный пласт истории города. Только обычно историей занимаются специально обученные историки, но это мелочи.

5. Про манну небесную в виде моста, театра и инвестиции от туристического кластера. Ну, деньги городу — это хорошо. Нечего возразить.

Но это был сейчас камин-аут такой? Всё это появилось благодаря ресурсам капиталиста? Оказывается, театр в начале нулевых строили тоже не на налоги от особой инвестиционной зоны, а благодаря усилиям капиталиста? Мы чего-то все эти 15 лет не знали?

А что самое смешное, огребает и отдувается за вот это вот всё городская администрация, хотя фактически является в этом уравнении просто исполнителем.

6. Про «определяющий вектор развития» и «внимание на самом высоком уровне».

22 тысячи сотрудников Ядерного центра, наверное, сейчас поперхнулись, а Лаврентий Павлович Берия перевернулся в гробу. Вот оно что, оказывается… Монастырь у нас теперь определяет вектор развития Сарова.

Безапелляционно так, решительно. Определяет вектор!

Интересно, что по этому поводу думает Валентин Костюков, Герой России, который курирует в Сарове все оборонные разработки? Или коренной саровчанин Алексей Лихачев, директор Росатома, который по этому скверу по Мира еще гулял.

Короче говоря, мы имеем представителя от капиталиста, который вышел и сказал: «Нам без разницы, нравится вам это или нет. Мы строим, то есть, делаем тут всё, что хотим!» Для меня это прозвучало именно так.

Хочется аплодировать. Наконец, услышали. Можно сделать скидку на то, что это мнение конкретного автора материала, тогда это настоящий провал пиар-службы, журналист никуда не годится, он вообще не понимает, чем он должен заниматься. От редакции мы отправили вопрос наместнику Свято-Успенской Саровской пустыни игумену Никону, солидарен ли он с такой точкой зрения или «виновата секретарша, но мы уже её уволили»?

Но для меня это очень показательно, потому что укладывается в общую картину происходящего.

Знаете, друзья, я отдаю себе отчёт, что после этого материала я рискую: некоторые двери могут навсегда закрыться, кто-то затаит обиду, может, даже в суд подаст. Такое уже бывало. А может, пригласят побеседовать за закрытыми дверями, объяснят, почему я не прав, и как всё на самом деле. Вот только разговаривать надо не со мной. Разговаривать надо с горожанами, вести постоянный, прямой, доверительный диалог. Объяснять-объяснять-объяснять, прислушиваться, искать компромиссы.

Именно в диалоге с обществом ключ к тому, чтоб история Екатеринбурга не повторялась, особенно здесь в Сарове, с его всяческими жемчужинами и великой историей.

11 Поделиться: