Субъективное мнение: победобесие

20 мая 2019 г.  |  Мира Майнд

А что вы, средние наши саровчане, представляете в своих головах, услышав слово «победобесие»? Прямо скажем, не самый распространенный эпитет в повседневной речи. Я вот его совсем недавно, буквально в этом году, услышала впервые:

В тексте:


В общем, для тех, кто не в курсе, объясняю. Победобесие — это когда в День Победы каждый алкаш в парке, надев на себя пилотку, что-то там может повторить. Он сам не совсем понимает, что именно повторять собрался, но клятвенно заверяет в этом каждого встречного-поперечного. Также классический победобес уверен, что фронтовые 100 грамм — это не более чем метафора, которая на практике означает минимум поллитру чего-нибудь сорокоградусного в одно жало.

После употребления этой дозы люди превращаются в патриотических чудовищ, смотреть на которых неприятно не только ветеранам, но и всем остальным здравомыслящим горожанам. Видели, сколько было в этом году комментариев о пьяных на 9 мая? И это еще запрет на продажу алкоголя ввели до 3 часов дня. Подозреваю, что нужен он был для того, чтобы нетрезвые побеждаторы не нарушали церемонию парада. Мера, на мой взгляд, совершенно правильная. Я ничего не имею против алкоголя в целом, если употреблять его в меру. А иной саровчанин наш в День Победы меры не знает. Те, кто знают — без проблем закупятся заранее или просто подождут трех часов.

Вообще, поводов для бамболейло в этот день Победы было достаточно. Вот, например, реконструкция. По моему мнению, «1945» — огромные молодцы. Они показывают войну такой, какой она действительно была: с громкими взрывами, летящей землей, криками женщин и детей, оглушительными выстрелами, дымом. Зритель поневоле осознает, что война — это не то, что стоит повторять. Никогда вообще. Проникается этим ужасом и тем стрессом, который испытывали люди во время боевых действий, даже будучи просто свидетелями.

Да, все понимают, что они в безопасности и это понарошку. По крайней мере взрослые. И крайне абсурдно при этом звучат претензии от этих самых взрослых, что, дескать, взрывать можно было бы и потише, а то дети пугаются. Конечно, они пугаются. Во время войны все тоже пугались, и посильнее, чем сейчас. Мне кажется, именно впечатление ребенка от таких реконструкций и есть одна из главных ее целей. Зритель, особенно маленький, начинает отчетливо понимать, что война — это страшно и плохо. Это не веселая игра, где наши всегда побеждают. Что война неразрывно связана со смертью как врагов, так и своих солдат. К войне начинают относиться серьезно, и мне кажется, что это очень правильный ход мысли. А уж если ваш ребенок крайне пуглив и вы боитесь за его психику, можно просто не водить дитя на реконструкцию. Если сам попросился — пусть принимает все, как есть. Это будет справедливо.

Или вот дети в военных костюмах. У нас по этому поводу мнения в редакции разошлись. Мои коллеги считают идею наряжать мальчиков в солдат, а девочек в медсестер позитивной и патриотичной. Преемственность поколений, ассоциирование себя с героическими предками и все такое. Мне же с этой позицией согласиться сложно, слишком много я когда-то прочитала откровенных воспоминаний ветеранов о том, что им довелось пережить.

Я воспринимаю форму как одежду, в которой умирали люди. На войне они умирали каждый день вот в этих кителях и пилотках, в повязках с красными крестами, которые сегодня выглядят на детях такими милыми. Но видеть веселых малышей в этой одежде на параде с шариками в виде танков лично для меня как-то дико.

Кто-то в интернете метко назвал этот процесс романтизацией войны. Если детям не рассказать про смерть и страдания солдат на войне, они неизбежно будут воспринимать такие костюмированные мероприятия как карнавал. И вместо того, чтобы задуматься о том, что надо жить в мире, они просто будут играть в классическую «войнушку» с улучшенным антуражем, паля из пластмассового пистолетика по воображаемым немцам.

Вместо отторжения к войне мы получаем желание участвовать в ее «детской», неправдоподобной версии. Детские военные костюмчики никто никогда не дополняет костылями, протезами, окровавленными повязками. А ведь именно так выглядели сотни тысяч советских солдат 9 мая 1945 года. Я считаю, что помнить нужно в первую очередь о той цене, которую пришлось заплатить людям за эту победу. Праздничная составляющая все же должна оставаться второстепенной.

13 Поделиться: