Дал. Взял. Сел.

31 марта 2019 г.  |   Михаил Маркелов

У нас тут в понедельник на экс-министра Михаила Абызова завели уголовное дело о хищении 4-х миллиардов рублей с 2011 по 2014 годы. Действовал, по версии следствия, он не один, а в компании друзей — то есть, преступного сообщества. А министром, хоть и «экс», господин Абызов был «Открытого правительства». На эту тему я и порассуждал в «Субъективном мнении»:

В тексте:


Почему меня зацепила эта новость? Потому что еще в декабре 2017 года меня как члена Молодёжного парламента области приглашали на встречу с этим министром в Нижегородский Кремль. На ту встречу я не поехал — потому что я потратил внушительное количество времени, чтоб понять, что такое «Открытое правительство», чем товарищ Абызов занимается, за что отвечает, и какую пользу от встречи я могу получить. Ни на один из вопросов чёткого ответа я не получил.

Ну, то есть можно найти массу объяснений, что это за структура, но понять, чем эти люди занимаются, невозможно. Потому еще тогда я сделал для себя вывод, что это мимикрид, который ловко маскируется под министра, но им де факто не является.

А министерский портфель он получил в 2012 году. Всё укладывается в канву об уголовном деле: некие бизнес-воротилы, кланы, если хотите, создали под товарища сладкое место, которое он, вплетенный в структуру сдержек и противовесов, занимал. А сладкое место — слаще некуда, целый министр правительства Медведева, и делать ничего не надо. Теперь же эти самые бизнес-интересы так же легко и непринуждённо Абызова слили, Михаил пал жертвой войны кланов.

Ведь в здравом уме невозможно поверить, что товарищ 8 лет назад воровал, а теперь внезапно это выяснилось. Конечно, нет: его слили. Оговорюсь отдельно: за воровство надо наказывать, и оправдать это какими-то закулисными играми нельзя. Нарушил — отвечай, это очевидно.

Но я вам про другое хочу сказать. Любая работа подразумевает под собой массу правил, ограничений, связей. Чем должность выше, тем больше правил, в разы больше красных линий, и это экспоненциальная зависимость. А от связей уже деваться некуда. Тот, кто руководил, хотя бы небольшим коллективом, понимает, о чём я. Ну то есть, ставки растут. И возможности — то есть, зарплата или прибыль — растут, конечно же.

А если ты встаешь на самую вершину пирамиды — например, ты большой начальник или настоящий министр — то ты ТАК плотно переплетён различными интересами, связями и гласными и негласными договорённостями. Ну, то есть это пресловутая система сдержек и противовесов, правда весы эти уже из бриллиантов, и вывести систему из равновесия может любое упавшее на чашу перо. А разбалансировка, то есть, нарушение этих самых «правил игры», грозит не просто увольнением или разорением — с этим можно справиться — а уголовкой. Михаил может присесть на 20 лет.

Наивно думать, что если из этой системы вынуть Михаила и поставить любого другого человека, например, из вас, читателей, система изменится. Точно так же новичка оплетёт масса связей, интересов, сфер влияния. Система очень инертна. Но это вовсе не значит, что это плохо. Просто законы нарушать не надо.

За примерами далеко ходить не надо. Неделю назад ведущему инженеру РФЯЦ-ВНИИЭФ дали 7 лет за вымогательство. Потому что на своей должности он МОГ вымогать. Потому что ставки высоки, на кону важные объекты строительства, деньги, рабочие места.

Забравшись на вершину, хоть и не на самую большую, товарищ неверно взвесил всё на тех самых весах системы сдержек и противовесов. Сорвался и полетел прямиком в колонию на 7 лет.

Ставки большие, соблазны велики. Я не сомневаюсь друзья, что вы люди кристальной чистоты. Но вы сами себе ответьте, взобравшись на вершину или оказавшись в кресле, не соблазнитесь ли?

25 Поделиться: