Про негатив

25 ноября 2013 г.  |  BadBlock

На линии Барбара Такман («Далёкое зеркало: многострадальный 14-й век»):

Большая опасность, присущая самой природе записанной истории — это переизбыток негатива: непропорциональное сохранение тёмной стороны: зла, страданий, раздоров и бед. В истории та же ситуация, как в ежедневных газетах. Нормальное не подпадает в горячие новости. История создаётся документами, которые сохранились, а они тяготеют к описанию кризиса и бедствия, преступления и аномального поведения, поскольку эти вещи стали предметом документооборота: в судебных процессах, трактатах, обличениях моралистов, литературной сатире, Папских буллах. Ни один Папа ни разу не издал буллу, чтобы выразить одобрение. Бьющий через край негатив можно видеть в работе церковного реформатора Николаса де Кламанжа, который, осуждая недостойных и суетных прелатов в 1401 году, сказал, что в своём рвении исправить злоупотребления он не будет говорить о хороших священниках, поскольку «их не замечают рядом с испорченными людьми».

Бедствие редко бывает таким всеобъемлющим, каким выглядит из сохранившихся описаний. Из-за самого факта описания оно кажется непрерывным и повсеместным, в то время, как оно с большей вероятностью было лишь отдельным случаем и во времени, и в пространстве. Кроме того, живучесть нормального положения вещей обычно выше, чем эффект отклонения, что нам известно на примере собственной эпохи. После поглощения всех современных новостей можно ожидать встречи с миром, полностью состоящим только из забастовок, преступлений, отключений электричества, прорывов водопровода, сломавшихся поездов, закрытых школ, грабителей, наркоманов, неонацистов и насильников. На самом же деле можно вечером пойти домой и при достаточной удаче избежать встречи более чем с одним-двумя такими явлениями. Это привело меня к следующей формулировке Закона Такман: «Факт описания умножает кажущуюся степень (мнимый размах) любого прискорбного события в пять или десять раз» (или на любую другую цифру по желанию читателя).

Гражданка Барбара хорошо понимает, про что пишет. Негатива в обычной жизни мало — но он очень, очень активен, значительно активнее позитива. Он бросается в глаза, он вызывает пересуды и кривотолки. Новость про победу спортсменов на соревнованиях — десять комментариев, ДТП или преступление — сразу за сотню. В самих комментариях негатив также преобладает; ведь если гражданин согласен с написанным и его всё устраивает, или в сообщении нечему возразить, нет желания возмутиться, выразить негодование, кого-нибудь срочно вывести на чистую воду, о чём тогда разговаривать-то? Прочитал и пошёл себе дальше. Таких всегда подавляющее большинство, но в итоге порой и комментарии тоже состоят по большей части из негатива, и с непривычки может показаться, что в народе бурлит ярость. В девяти случаях из десяти это просто химера, фантом. Люди привычные об этой особенности знают и учитывают — фильтруют в голове.

Вы думали, что это только в СМИ и интернете такое? Как бы не так. Негатив за пределами СМИ ведёт себя ровно так же. Бизнесмены скажут вам, что довольный клиент расскажет о своём клиентском опыте двоим, а недовольный — раструбит десятерым. В политике негативная фильтрация используется и вовсе намеренно — против оппонентов, при этом для пущего эффекта отобранный негатив частенько ещё и приумножается (обычно сразу раз в десять для верности — по принципу «бери больше, кидай дальше»).

Но если попробовать остановиться, подумать, оглянуться вокруг — где он, этот повсеместный негатив?
Да нет его, разве только если не искать специально.

Так что любой негатив в голове лучше всего сразу поделить на десять — чисто на всякий случай.
Хорошее число, кстати, отлично помогает.

0 Поделиться: