Любимый тренер

21 декабря 2005 г.

Уже двадцать лет на ул. Зернова, 2 работает пневматический тир. На его базе теперь и существует клуб «Мастер», который организовал Сергей Александрович Вихляев. Сергей Александрович — бывший офицер внутренних войск, сегодня — тренер-преподаватель первой категории. 18 лет он профессионально занимается стрельбой и учит этому детей. Некоторые чиновники считают Вихляева частным предпринимателем, заявляя, что он вовсе не с детьми работает, а якобы «в его притон приходят играть на игровых автоматах», «порезаться в картишки». Одним словом, «господин Вихляев просто-напросто разлагает молодежь».

Мы решили посмотреть, чем на самом деле занимаются в клубе «Мастер», и посетили это место. Клуб находится в подвале одного из молодежных общежитий. Внизу чисто, тепло и тихо. Никого гула «пятачков» (игровых автоматов), нецензурной брани, характерной для игорных заведений. Тишину нарушает лишь звук выстрела пневматического оружия. Тренируется дочь тренера Таня. Обычно в это время (5−6 часов вечера) в зале еще никого нет: народ подтягивается ближе к восьми.

Татьяна стреляет виртуозно. На расстоянии более шести метров попасть в спичку — задача непосильная. Но не для нее. Понятно, что девушка за стойкой — профессиональный стрелок. Она регулярно занимается стрельбой под руководством папы.

Сергей Александрович предложил пострелять и мне, никогда в жизни не державшей в руках оружие и не знающей, как им пользоваться. Я не надеялась сбить даже самую большую мишень. Опытный педагог и тренер сумел-таки уговорить меня взять в руки ружье. Он умеет заинтересовать, увлечь. Сергей Александрович объяснил, что бояться не попасть в мишень не стоит: ведь даже профессионалы могут промазать.

Первая установка, которую получают здесь все: соберись, не нервничай и психологически настройся. Психология — важнейшее оружие в работе тренера. После подготовки, минуты через три, прозвучал мой первый в жизни выстрел. Я даже глаза закрыла от неожиданности. Когда открыла и увидела, что мишень (банка из-под йогурта) лежит на полу, удивлению не было предела. А Сергей Александрович уже снова заряжает оружие. В общем, из пяти выстрелов успешными оказались четыре. А когда я сумела попасть еще и в спичку, уверенность, что здесь действительно учат стрелять, причем профессионально, окрепла.

Сергей Александрович рассказал и о проблемах.

Ребята зачастую с родителями приходят пострелять и поиграть на игровых приставках. Заметьте — приставках, а не автоматах! Плата смешная — рубль за выстрел. Ежедневный «доход» клуба — максимум сто рублей. Эти деньги идут на закупку пуль и выезд на соревнования.

Налоговая инспекция приходила посмотреть и попытаться решить, что делать дальше. Кассовый аппарат ставить невыгодно, квитанции выписывать — тоже. Разрешили работать так. Сейчас законодательство изменилось, и тренер нашел выход из положения — будет выписывать квитанции.

Трудно приходится и преподавателю, и детям. Они словно на пороховой бочке сидят, ожидая, когда придет комиссия и закроет клуб: в подвале нет вентиляции, потолки низкие, туалета нет… За последний год вопрос о «выселении» ставили три раза, говоря, что подвал, где занимается клуб, нужен для других целей. Однако рядом пустует точно такой же подвал, и никому он не нужен.

Сергея Александровича постоянно упрекают в том, что он держит здесь детей насильно, что, если бы не он, они бы ходили в другие, «более престижные места», например в тир клуба «Авангард». Упреки эти беспочвенны, так как ребята из этого тира тоже ходят к Вихляеву. Почему, спросите вы? Да потому, что этот педагог может заинтересовать ребенка, но ни в коем случае не заставить его. Как можно заставить ребенка заниматься тем, к чему у него нет расположенности? Тренеры ДЮЦ, узнав, что их подопечные посещают клуб «Мастер», либо отказываются с ними работать, либо начинают откровенную травлю. Естественно, ребенок теряется, чувствует себя виноватым.

Отношение к Сергею Александровичу как к изгою началось после того, как десять лет назад закрыли детскую спортивную школу на базе клуба «Авангард». Встал вопрос о трудоустройстве Вихляева и судьбе его воспитанников. Тренеру предложили создать бизнес-план, по которому Центр занятости будет выплачивать ему пособие, а он откроет пневматический тир для досуга горожан. Соответственно, туда же переходили его ученики.

Сейчас те, кто был первыми членами клуба, выросли, добились больших результатов в стрельбе. Среди них — мастера спорта, чемпионы города, области, страны, участники международных соревнований. Но не это главное.

Главное, что ученики Вихляева стали личностями.

В клубе «Мастер» около пятидесяти человек. Это бывшие воспитанники тренера, нынешние ученики, их родители и просто любители пострелять. Часто тренер проводит вечера отдыха, всевозможные мероприятия.

Сергей Александрович мечтает об одном: что его восстановят на прежнем месте работы и заплатят за потерянные пять лет. Он хочет и может работать с детьми. Для него нет разницы между своими и чужими. Сергей Александрович — многодетный отец, но не только потому, что воспитывает своих четверых детей, а еще и потому, что все, кто ходит к нему заниматься, по праву могут назвать его отцом. Его специальность «на гражданке» — преподаватель начальной военной подготовки. Однако чиновники прежней городской администрации не считали его достойным заниматься с детьми, «потому что он не педагог», и пустили слух, что у Сергея Александровича нет соответствующего образования, хотя своими глазами прекрасно видели соответствующие документы, а их собственная газета с восторгом писала и пишет о достижениях его воспитанников.

Получается, что запись в наших дипломах для чиновника ничего не значит, и мы просто «протираем штаны» и тратим свое время, обучаясь специальности? У Сергея Александровича на этот счет — свое мнение:

— В наше время имеет значение не диплом, будь он красный или обычный. В мире, где все покупается и все продается, важно найти свое место. Сначала поработать в интересующей сфере, проверить, подходит ли эта работа тебе, и только потом идти учиться по специальности. Нынешним ученикам тренер советует поступать именно так.

Казалось бы, такого тренера надо не просто поддерживать, а дать ему возможность работать с детьми в муниципальных спортивных секциях. Однако в трудоустройстве Вихляеву отказывают. Он прошел все инстанции, но не нашел ни поддержки, ни понимания. Ему отвечают, что «наличие четырех детей не дает дополнительных прав при трудоустройстве». Никто даже не задумается, что тренер и не мотивирует этим свое желание работать с детьми.

Сергей Александрович может найти другую работу. Он имеет 13 специальностей, от профессионального фотографа до повара-кондитера. Тренер никогда не мог себе представить, что налаженный, стабильный стиль жизни может в одночасье разрушиться, и придется со страхом ждать очередного завтра. Семья Вихляевых сейчас живет на зарплату супруги, которая вынуждена работать, оставив малолетнего ребенка на попечение мужа. Сергей Александрович старается уделять семье больше внимания, хотя не всегда это получается. Но все праздники они отмечают вместе, устраивают соревнования и конкурсы. Дети занимаются тем, что им по душе, — папа не заставляет их стрелять и заниматься спортом. Они это делают, потому что им нравится. Дети Вихляевых вообще умеют все — вязать, шить, готовить… Более того, это теперь умеют и все воспитанники тренера. Он готовит их к жизни. Учит разбираться в политике, поэтому члены клуба не понаслышке знакомы с Конституцией Р. Ф.; учит самостоятельности, собранности, чтобы дети ушли от разболтанности. Ведь к нему в клуб приходят отнюдь не детки-отличники, а именно те дети и подростки, которым некуда податься. Некоторые сначала зашли просто погреться. А теперь умеют не только играть в шашки, шахматы и приставки, но и научились управлять собой.

В клубе не принято курить и ругаться. Это первое требование к новичкам, да и к «старожилам» тоже. Это место, где ребята, по жизни предоставленные сами себе, обретают опору и учатся настоящему человеческому общению, приобретают умение принимать решения, дисциплинировать себя и добиваться результата. Ребенок, прошедший школу жизни Сергея Александровича, никогда не пропадет. Куда пойдут такие дети, если клуб закроют? Чему научат их «братки» в подъездах и подворотнях?

Под конец беседы Сергей Александрович поделился:

— Делайте со мной что хотите, я все равно буду заниматься с детьми. Быть педагогом — мое призвание. У меня в голове столько идей, я не хотел бы, чтобы они ушли со мной. Я серьезно заболел в 2000 году, не мог двигаться. Я понимал, что мне не много осталось жить. И я испугался. Нет, не смерти испугался, а того, что многого не успел в жизни. В первую очередь — обучить как можно больше детей, дать им путевку в жизнь. Слава Богу, выжил. Теперь, когда судьба дала мне такой шанс, попытаюсь его использовать на всю мощность. Только поэтому я не отступаю, борюсь за будущее, за страну.

Хотелось бы через вашу газету поздравить супругу Надежду с днем рождения. Именно она дает мне надежду на будущее, поддерживает меня и помогает в работе с учениками. Это единственный близкий человек в моей жизни, который не испугался проблем и по-прежнему верит, что справедливость восторжествует.

Г.Урусова

Поделиться: