Зачем в школе психолог?

6 декабря 2017 г.  |  Екатерина Ходякова

В российской системе образования всегда есть повод для критики. Ее можно винить в чрезмерной консервативности, в клиповом построении расписания или даже в отсутствии творческой направленности. Пространство для споров велико, и каждый новый федеральный указ окрашивает его новыми красками.

Если для большинства из нас школьная пора глубоко и в прошлом, то для подростков уже 4 месяца как начался новый «сезон»: с сентября единственная их головная боль — это домашние задания и балансирование в течение дня между литературой, физкультурой и математикой. Для того, чтобы облегчить стрессы, на помощь детям спешат школьные психологи, о которых мы, к своему стыду, почти ничего не знаем.

Кто такой школьный психолог?

В чем его основные обязанности? Оказывает ли он реальную поддержку? Вопросов всегда больше, чем ответов. Чтобы поведать вам правду, я отправилась на интервью в лицей № 15, где работает Татьяна Захарова — специалист с 12-летним опытом.

«Школьный психолог — это просто добрый человек, который всегда может выслушать и помочь», — говорит она с порога. — «Приходят ведь с очень разными ситуациями, и к каждому нужно найти подход».

Татьяна, конечно лукавит. На самом деле, если посмотреть на должностные обязанности психолога, станет очевидно — это совершенно уникальный и незаменимый персонаж. Он работает одновременно с учителями, учениками и их родителями. Выстраивает коммуникации, разрешает конфликты, своевременно оказывает социальную помощь подопечным.

«Для начала нужно понимать, что у нас сейчас принято разделение на школьных и внешкольных психологов. Их отличает лишь одно: ко вторым всегда идут добровольно и по собственному желанию, а к первым… к первым порой приходится вызывать. Сложнее живется, конечно, школьным психологам, потому что у наших гостей еще не определены проблемы, над которыми нужно работать, нет конкретной цели. Нам приходится выуживать информацию по крупицам».

Тут стоит немного отвлечься и определить: к школьному психологу дети попадают тремя путями. Кто-то приходит сам, кого-то приводят родители, а некоторые оказываются под наблюдением после стандартной диагностики. Всевозможные тесты — это непременный атрибут современной школьной системы: ученики стабильно заполняют анкеты и отвечают на каверзные вопросы психологов, а те в свою очередь отслеживают динамику развития и наблюдают изменения. Если ситуация выходит за рамки — с ребенком вступают в контакт.

«Мы следим не только за отношениями в коллективе, но и за успеваемостью. К примеру, если у ученика одна тройка или четверка в итоговом результате — это повод задуматься и вмешаться. Что-то мешает ребенку учиться, переходить на новый уровень, и наша задача состоит в определении сдерживающего фактора». — уточняет Татьяна.

Что на деле?

На практике всё, конечно, не так просто и складно. Школьный психолог — это обязательная и низкооплачиваемая ставка, он есть в каждом учебном заведении, и его основная функция — посредничество. Направленность обширная: нужно выстраивать «мосты» между учениками, специалистами соцслужб, ведомств, администрацией, семьей, да и вообще, новой средой, которую подростки не очень-то жалуют.

Будни психолога очень насыщены и наполнены не только личными контактами, но и бумажной работой. Именно эти люди определяют методы педагогической работы, проводят семинары и тестирования. Они же занимаются коррекционно-воспитательным процессом и выступают гарантом реализации прав обучающихся. Последние стороннему вмешательству рады не всегда, и тут речь заходит о важнейшей функции школьного психолога — работе с трудными подростками.

Громко и вслух об этом заговорили после инцидента в подмосковной Ивантеевке, когда ребенок напал на учителя с кухонным топориком, а потом стал взрывать в здании самодельные петарды и открыл стрельбу из пневматического ружья. Случай, конечно, разовый, но шуму наделал порядочно. Именно на психологов в этой ситуации переложили всю ответственность, а после даже предложили провести проверку на профпригодность специалистов по всей стране, только так и не придумали, как именно это осуществить и по каким критериям оценивать.

Всё дело в том, что работа с трудными подростками может быть только добровольной, и ведется она с согласия (и при участии) родителей. Они же чаще всего убеждены, что их ребенок самый лучший и ни в какой помощи не нуждается. К этому добавляется и ограниченный инструментарий — никаких способов влияния на учеников у психолога нет, только увещевания и просьбы.

В 15-ом лицее всё строится на дружбе и доверии, дети психолога не боятся, поэтому поток школьников в кабинет Татьяны практически не иссякает. Однако, вы не думайте — такая идиллия царит не в каждом учебном заведении. На вопрос о том, что делать со страхом перед «мозгоправом», Татьяна отвечает однозначно:

«Дети часто боятся психологов, но это проблема исключительно специалистов. Чтобы подобного не случалось, они должны как можно чаще выходить в классы, знакомиться со школьниками, рассказывать о себе. Тут помогают тренинги на сплочение коллектива, на взаимодействие, в которых психолог участвует сам. Если ребята начнут видеть в тебе настоящего человека, то о страхе и говорить не придется».

Останется ли беседа школьника и психолога частной?

Вопрос конфиденциальности грызет всех, кто когда-либо подумывал о беседе с психологом. Любому человеку (а уж ранимому подростку и подавно) хочется сохранить свои тайны, но законодательству это совершенно безразлично. В России психолог не обязан держать в секрете разговоры с клиентом, потому что они не относятся к положению о врачебной тайне. Строго говоря, сам психолог тоже врачом не считается, поэтому единственное, что он может нарушить — этические нормы. К счастью, профессиональная этика фактически свята, а молчание — залог хорошей репутации

«Принцип конфиденциальности соблюдает каждый хороший психолог, однозначно. Причин тому много, но главная — иначе не придут. Мои дети четко знают, что я никогда и ничего не скажу даже родителям до тех пор, пока они не дадут согласия. Если их жизни будет что-то угрожать, я сделаю всё, для того чтобы объяснить ребенку о важности раскрытия тайны и необходимости сообщить другим взрослым, но это крайность».

Кабинет школьного психолога — это пространство секретов, где говорить можно буквально все. Можно жаловаться на учителей или родителей, искать поддержку или совет, а иногда можно просто выплеснуть негатив, зная наверняка, что тебя никто не осудит. Возможно, именно атмосфера доверия и есть лекарство от всех проблем. Попробовать точно стоит.

Поделиться: