Что не так с конкурсом «Краса Росгвардии?»

3 марта 2019 г.  |  Мира Майнд

Ранее публиковали новость про росгвардейский фотоконкурс среди женщин-военных, которые в этой Росгвардии, собственно, служат. Теперь вот есть такое мнение по этому поводу:

В тексте:


Кто не видел — рассказываю вкратце. Суть конкурса в том, что по голосованию в интернете нужно выбрать самую «очаровательную» сотрудницу, исходя из одной фотографии и короткого описания. Я эти описания почитала, причем не одно-два, а пару десятков. И не нашла ни в одном из них ни намека на профессиональные навыки участниц. То есть, никто не счел нужным похвастаться меткой стрельбой или навыками рукопашного боя, никто не упомянул про ордена или награды. Сплошь хобби и семья. Причем хобби тоже какие-то плюшевые для военных: рукоделие, танцы, кое-кто даже указал в этом качестве воспитание дочери.

У меня такая расстановка акцентов, конечно, вызвала праведное феминистское возмущение. К конкурсам красоты я в целом отношусь негативно, потому что сравнивать людей по внешности — это очень несправедливо. При рождении у всех разные исходные данные, да и жюри оценивать будет исходя из своих субъективных представлений о красоте. И ладно бы это был именно фотоконкурс, то есть, оценивать нужно было бы мастерство фотографа и ретушера. Но зачем тогда описание личной жизни, детей и хобби участниц?

Получается, что оценивать нужно именно самих девушек, исходя из фотки и двух строчек описания. А речь идет, напомню, о сотрудницах Росгвардии. Функции этого органа исполнительной власти, если верить Википедии, заключаются в охране общественного порядка, обеспечении безопасности граждан, контроле оборота оружия и даже обеспечении территориальной целостности и обороны России. Невероятно серьезные и сложные задачи стоят перед девушками, которые почему-то самыми важными своими чертами указывают «любящую жену и мать, хобби — вязание». У вас ничего не диссонирует? У меня вот, да.

И нет, я не подвожу к тому, что не тем людям доверили охрану Родины. Скорее всего, эти сотрудницы действительно ответственны, честно несут службу и умеют обращаться с табельным огнестрелом. Просто почему-то вместо этого всего они считают нужным указывать в анкетах стереотипные и общественно одобряемые социальные качества.

Могу предположить, что это способ воздействия на аудиторию, которая преимущественно этими стереотипами мыслит. У нас в стране почему-то сложилась странная традиция в информационном поле: говоря о женщинах «неженских» профессий, подчеркивать, что они остаются женщинами. Дескать, из автомата-то я на работе стреляю, но на самом деле я такая слабая, и мужа слушаюсь, и деток ращу. И вообще, семья — это главное для женщины, кем бы я ни работала. Я сейчас утрирую, конечно, для наглядности. Но тенденция такая есть, думаю, вы не раз встречались с подобной подачей информации в СМИ.

Мне такая позиция кажется в корне неверной и несправедливой. Какого бы пола ни был военнослужащий, это в первую очередь — боец. Человек, на плечах которого лежит огромная ответственность за жизнь и здоровье мирных граждан. Человек, который должен быть физически и психически способен взять в руки оружие и воспользоваться им без колебаний. И при освещении деятельности людей, которые охраняют покой целой страны, акцент надо делать именно на профессиональных навыках и моральных качествах бойца: отваге, силе, ловкости, находчивости, героизме. На месте организаторов фотоконкурса я бы предложила девушкам присылать фотографии самого процесса службы, а не постановочные кадры в форме. Ну и описания подбирать соответствующие: с указанием того, чем конкретно участницы занимаются на службе, перечислением заслуг и наград, воинских и личных качеств, обеспечивающих достойное исполнение воинского долга.

Кстати, день Сил специальных операций, к которому был приурочен этот фотоконкурс, расположен как раз между двумя «гендерными» праздниками: 27 февраля. Видимо, организаторы пытались придумать конкурс для тех, кого можно поздравить и с Днем защитника отечества, и с 8 марта. Но попытка усидеть на двух стульях, я считаю, не удалась.

Под эту тему можно еще порассуждать о женщинах на военной службе в целом. Вот я недавно переехала в новый район, и теперь живу совсем рядом с военной частью. Хожу мимо нее, соответственно, каждый день. И для меня стало открытием, сколько девушек служит в этой части. Я постоянно встречаю их на улицах, в магазинах, во дворах. Их чуть ли не половина от общего числа всех людей в форме, что попадаются мне на глаза. Из такого количества военнослужащих можно сделать вывод, что на работу их берут охотно. Следовательно, со своими обязанностями они, скорее всего, успешно справляются. И при этом в информационном пространстве нет-нет да и всплывет древний стереотип о том, что женщинам в армии не место. Реальности он на настоящий момент вообще не соответствует, в Сарове это видно очень четко. И все же, вопреки здравой логике, продолжает существовать.

Вы, конечно, можете возразить, дескать, ходить в часть каждый день на службу и жить при этом дома с семьей — это одно, а служить в настоящей призывной армии, вдалеке от родных год или два — совсем другое. Но посмотрите на Армию обороны Израиля. Думаю, всем известен тот факт, что женщины в Израиле являются военнообязанными. В этой стране армию проходит большинство гражданок. Около трети женщин получают отсрочку или полное освобождение из-за беременности и религиозных соображений. Однако во время войны за независимость в 1948 году женщины воевали наравне с мужчинами. Сейчас их чаще призывают в небоевые части. По статистике за 2005 год девушки служат в более чем 83% частей Армии обороны Израиля. Существуют даже части, где мужчины и женщины служат вместе. О бунтах против таких порядков мне неизвестно. Видимо, всех это положение вещей устраивает: и государство, и самих женщин.

Если бы я была сторонницей призывной армии, то, конечно, посоветовала бы руководству нашей страны брать в этой сфере с Израиля пример. Однако я считаю контрактную армию более гуманным и прогрессивным способом организовать оборону государства. Впрочем, это тема для еще одного субъективного мнения. Так что в следующий раз.


Примечание. На видео допущена неточность. Конкурс приурочен не к Дню сил специальных операций, а к Дню войск национальной гвардии, который отмечается 27 марта.

40 Поделиться: